Вавилонский Талмуд. Трактат Бава Меция. Первая глава

Автор: Steinsaltz, Adin

Издательство: Institute for Jewish Studies

 

Цена:$US32.40  $US64.80

Стоимость в других валютах

$US32.40
27.88EUR
CDN$41.80
1,884.39руб.
113.78₪
870.26грн.

Нет в наличии

Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы запросить книгу на этот склад

Наличие на других складах:
0
0
0

Номер по каталогу: 02010003
Год издания: 2011
Cтраниц: 344
ISBN: 978-5-905774-01-0
Вес: 1.03 kgs
Переводчик: Мешков, Зеев
Язык: Русский, Иврит
Обложка: твердая
Формат: 22x3x28

 

Посетители, которые заказывают этот товар, также выбирают

Описание

Русское издание Талмуда представляет собой перевод и адаптацию издания Талмуда Штейнзальца на иврите. Обладая практически всеми особенностями, свойственными ивритской версии, оно дополнительно приспособлено и рас­ширено для русскоязычного читателя. Издание рассчитано как на подготов­ленных читателей, способных изучать Талмуд в оригинале, так и на начина­ющих, незнакомых или почти незнакомых с ивритом, не имеющих опыта изучения Талмуда.Общая структура страницы подобна традиционно принятой в стандартных печатных изданиях Талмуда. Текст размещен в центре страницы, и рядом с ним находятся основные комментарии. Внизу страницы и на полях - дополнения И приложения.Оригинальный ивритско-арамейский текст, помещенный в центре каждой страницы, ничем не отличается от традиционного талмудического текста (материал, удаленный нееврейской редактурой, восстановлен на основе рукописей и старых изданий). Главное новшество в том, что этот ивритско-арамейский текст снабжен огласовками и пунктуа­цией, и все, обычно сокращенные, термины приведены в полной форме. Для сохранения связи с нумерацией страниц подлинника номера страниц приводятся на каждой страни­це сверху, а также внутри текста.Мы разместили перевод на странице справа, и его пунктуация введена в талмудичес­кий текст, что помогает ориентироваться в этом тексте. Перевод, осуществленный нами для настоящего издания — результат серьезной филологической и литературной работы. Этот перевод, по нашему замыслу, должен не только помогать читателю во время его попыток   уяснить   буквальный   смысл   подлинника.   Он   призван   создать   у   читателя реальное представление о стилистических и интонационных особенностях Талмуда, помочь ему ощутить живую ритмику выразительной и лапидарной речи древнего еврейского текста.

Предисловие


Трактат Бава Меция ("Средний раздел") является частью одного из шести разделов Талмуда Незикин ("Виды ущербов"), который в основном занимается законами имущественных отношений и, прежде всего, классификацией видов материального ущерба и определением размера компенсации. Кроме того, в этом разделе рассматриваются принципы построения суда и законы судопроизводства. Как дополнение в него вошел трактат Авода Зара ("Идолопоклонство"), занимающийся запретами, связанными с идолопоклонством. Отдельную часть раздела составляет трактат Пиркей Авот ("Поучения отцов").

Принято считать, что изначально (в период формирования Талмуда, 3 в. н.э. 6 в. н.э.) Бава Меция наряду с Бава Кама ("Первый раздел") и Бава Батра ("Последний раздел") являлись частями одного большого трактата, который назывался Незикин. В настоящее время каждый из них представляет собой отдельный трактат и является составной частью четвертого раздела Талмуда Незикин. Трактат Бава Кама в основном занимается законами о нанесении материального ущерба как самим человеком, так и его имуществом. В Бава Батра рассматриваются законы, регулирующие отношения между совладельцами, поднимаются вопросы, связанные с охраной имущественных прав, а также разъясняются законы о наследстве и правила составления векселей. В трактате Бава Меция рассматриваются законы, касающиеся имущественных споров, проистекающих из часто встречающихся жизненных ситуаций, таких, как находка, передача в залог или на хранение, одалживание денег, наем рабочих, подрядчиков и арендаторов, а также законы, запрещающие взимание процентов при возвращении долга.

Следует обратить внимание на то, что методикой, общей для всех трактатов Мишны, в частности, и Талмуда, в целом, является рассмотрение ситуаций, в которых выявляются неожиданные детали общих законов и правил. При этом предполагается, что основы закона уже хорошо известны тому, кто приступает к изучению Талмуда. Бава Меция не является исключением: законы приобретения имущества, заключения торговых сделок и трудовых отношений всегда рассматриваются на примере неожиданных, экстремальных ситуаций. Другой чертой, общей для всех трактатов Талмуда, проявившейся наиболее ярко в Бава Кама, Бава Меция и Бава Батра, является органичное переплетение двух областей: законов, определяющих обязанности человека по отношеню ко Вс-вышнему (ךבךים עובין אד־ם למקוים), и законов, определяющих обязанности одного человека по отношению к другому (ךבךים עיבין אז־ם לחברו).

Как правило, законы, относящиеся к первой области, основываются на принципе "мера за меру" (מדדז כנגד בלדה) и оказываются вполне понятными, в то время как законы, относящиеся ко второй области, оперируют понятиями духовных структур, которые не всем хорошо известны, и часто выходят за пределы рационального. Иногда основой для вывода законов, определяющих имущественные отношения между людьми, являются законы, относящиеся к Храму: правила определения состояния ритуальной чистоты и нечистоты, законы жертвоприношений и посвящений в Храм и т.п. Это говорит о том, что Талмуд, раскрывая положения, изначально заложенные в тексте Торы (Шмот, 21-23, глава Мишпатим, Ваикра, 19, глава Кдошим, и др.), рассматривает законы, призванные регулировать отношения между людьми в повседневной жизни, не как правила, выработанные человечеством на основе общепринятой логики и анализа жизненных ситуаций, а как особые, данные Вс־вышним законы: с одной стороны, они не противоречат выводам, к которым приводит рациональное мышление, опирающееся на общие соображения, а с другой стороны, содержат в себе иррациональный элемент, как указание на то, что преступление против человека является также преступлением против Вс-вышнего, и выплаты компенсации в размере нанесенного ущерба не всегда бывает достаточно, чтобы снять с человека ответственность за содеянное перед лицом Творца. Именно поэтому споры о конкретном понимании какой-либо детали закона из области имущественных отношений изобилуют ссылками на законы ритуальной чистоты и нечистоты и другие законы, определяющие обязанности человека по отношению ко Вс-вышнему.

Отличительной чертой законов Торы, регулирующих имущественные отношения между людьми, является то, что помощь ближнему рассматривается не как нечто индивидуальное, зависящее только от доброй воли человека, а как интегральная часть системы законов. Самый яркий пример законы о возвращении пропажи (которым посвящена вторая глава трактата Бава Меция) и об обязанности помочь путнику, навьюченная скотина которого упала на дороге. Закон обязывает человека привносить элемент милости во все отношения с людьми. Поэтому часто при описании того или иного закона Тора пользуется словами "брат твой", "ближний твой". Понятие "брат" включает всех тех, кто принадлежит еврейскому народу и исполняет закон, в то время как "ближний" относится ко всем евреям. Однако, по закону Торы, еврей обязан
соблюдать элементарные правила (прежде всего, запрет воровства) и тогда, когда речь идет о представителях других народов.

Естественно, что далеко не во всех ситуациях закон требует от человека проявления только лишь милости по отношению к ближнему. Многие законы дают возможность требовать возвращения долга, выплаты за сделанную работу, компенсации за нанесенный ущерб или оскорбление в соответствии со строго определенными правилами. Но даже эти законы предполагают проявление милости: в зависимости от обстоятельств, а также морального состояния и материального положения ответчика не следует настаивать на соблюдении буквы закона и рекомендуется частично уступить. Мудрецы Талмуда в трактате Бава Меция раскрывают, что это правило Торы, обязывающее человека не настаивать на своих правах и по мере возможности уступать, может быть рассмотрено как общая характеристика большинства повелевающих и ограничивающих заповедей. Как это ни парадоксально, по закону Торы, человек часто обязан делать больше того, что требует от него формальный закон. Вводится даже специальный термин, описывающий поступок или поведение человека, выходящие за рамки формального закона: לפני משררת הךין "действие за пределами черты закона". Естественно, что выполнить это требование может только тот, кто стремится к праведности и добру, обладая при этом достаточной грамотностыо (чтобы его действие не вступало в противоречие ни с одним из повелений или ограничений Торы). Это относится в равной степени к законам, определяющим обязанности человека по отношению ко Вс-вышнему, и к законам, регулирующим отношения между людьми. В последнем случае часто предпочтительнее уступить в споре, отказаться от клятвы или решить спор путем примирения (и это само по себе становится отдельной заповедью), нежели возбудить или продолжить судебный процесс.

Галахот (законы), рассматриваемые в трактате Бава Меция, можно классифицировать и отнести к четырем уровням.

1.    Обязанности по отношению ко всем людям вне зависимости от их принадлежности к еврейскому народу. К этому уровню относится подавляющее большинство законов о правах на имущество и передаче этих прав другому лицу. (В этих законах следует различать две группы: правила, установленные непосредственно Торой, и постановления Мудрецов.)

2.    Законы, определяющие обязанности только по отношению к евреям. Для этого уровня законов характерно требование решать вопросы, сочетая принцип суда с принципом милости.

3.    Законы, определяющие правильное поведение человека. Отступление от них не предполагает вмешательство суда (например, обязанность соблюдать данное слово, даже если оно не было ничем подкреплено). О том, кто не держит свое слово, говорят: "Сам дух учения Мудрецов не приемлет этого".

4.    Законы, полностью относящиеся к области морали и этики. Эти законы обязательны в основном для тех людей, которые избрали путь праведности, выбрав духовное развитие основной целью своей жизни, "чтобы ты мог идти по пути хороших людей и держаться тропы праведных" (Притчи 2:20).

В трактате Бава Меция присутствует тема, которая является интегральной частью любой дискуссии. Эта тема קבין киньян ("приобретение", "право владения"). Действие, которым приобретается то или иное имущество, является крайне важным для возникновения законных прав на имущество. Киньян, как право на имущество, прекращает свое действие только со смертью человека или в том случае, когда хозяин добровольно передает свои права другому лицу. Иногда хозяин бывает лишен возможности распоряжаться принадлежащим ему имуществом: либо против своей воли (когда имущество украдено или потеряно), либо в результате того, что оно одолжено или дано в залог. Для всех подобных случаев существуют правила, в соответствии с которыми определяется степень принадлежности этого имущества хозяину. Права могут сохраняться даже в том случае, если имуществом пользуется другой человек. Однако в некоторых случаях человек, присвоивший себе имущество, "приобретает" его вне зависимости от того, заплатил он за него или нет. Тот, кто приобрел имущество незаконным путем, в любом случае обязан компенсировать его стоимость. Степень принадлежности имущества хозяину, или временно распоряжающемуся имуществом, или незаконно присвоившему имущество определяет меру ответственности каждого из них в случае пропажи или повреждения имущества.

У Мудрецов Талмуда и его комментаторов этот класс законов редко вызывает чисто теоретический интерес. Гораздо чаще он имеет самое непосредственное практическое значение как в законах имущественных отношений, так и в законах, определяющих обязанности человека по отношению ко Вс-вышнему, когда для исполнения заповеди необходимо приобрести тот или иной объект.

Из-за обилия тем, связанных с קבין, вопросам, связанным с правилами приобретения, не выделено отдельное место в Талмуде. При этом каждый аспект освещается отдельно, иногда в разных местах текста.

Трактат Бава Меция состоит из десяти глав. Название главам принято давать по первым словам открывающей мишны.

1.    שנים אויחזין "Двое держатся..." Споры относительно прав на объект в том случае, когда ни одна из сторон не может привести четкие доказательства.

2.    אלו מציאות "Это объекты, которые найдены..." Общие законы о потерянных и найденных объектах, а также обязанность разгрузить или навьючить животное в качестве помощи ближнему.

3.    המפקיד 'Тот кто дает на хранение..." Обязанности и ответственность взявших на хранение.

4.    הזהב "Золото..." Проблемы, возникающие при обмене денег. Законы, определяющие степень ответственности за обман в торговле.

5.    איזהו נשף "Что такое процент...?" Запрет взимания процентов.

6.    השוכר את האומנים "Нанимающий ремесленников..." Законы найма и степени ответственности за сделанную работу.

7.    השוכר את הפועלים "Нанимающий рабочих..." Законы о наемном рабочем и его право есть от плодов урожая во время сбора.

8.    השואל 'Тот, кто взял взаймы..." Ответственность взявшего взаймы. Законы о найме лошадей.

9.    המקבל "Арендатор..." Законы аренды и найма сельскохозяйственного рабочего. Запрет задерживать выплату. Запрет удерживать одежду, взятую в залог.

10.    הבית והעליה "Дом и надстройка..." Законы о владельцах, занимающих разные этажи одного и того же здания и являющихся совладельцами участка или двора.


ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОЙ ГЛАВЕ
שנים אוחזין

Первая глава начинается с рассмотрения частной детали закона о находках, в то время как последовательный и подробный анализ этого закона является основной темой второй главы. На первый взгляд представляется, что спор о найденом талите, описанный в мишне, открывающей первую главу, а следовательно, и весь трактат, не имеет принципиального значения. Однако начав рассмотрение заявлений претендентов, когда они оба держат найденный предмет в руках, Гемара сразу встает перед необходимостью поднять вопрос, общий для всех законов суда: как суд обязан понимать противоречащие друг другу заявления спорящих сторон, и какое значение следует придавать им. Чтобы найти решение для частного случая (двое держатся за талит), возникает необходимость рассмотреть важнейшие законы приобретения имущества, а также определить, какие действия имеют юридическую силу при установлении прав на находку или имущество, передаваемое от одного другому. Но центральной темой остается поиск ответа на вопрос: "Если несколько человек заявляют о своих правах на одно и то же имущество, и суд не может определить, кому оно принадлежит, следует ли разделить имущество между претендентами, а также следует ли обязать их подтвердить свои заявления клятвой?" При решении этого вопроса Гемара сталкивается с рядом проблем. Во всех ли ситуациях, когда два человека заявляют о своих правах на имущество, следует предположить, что один из них обманщик. Можно ли при таких обстоятельствах доверить им произнесе ние клятвы. Можно ли доверить произнесение клятвы человеку, который идет на обман ради того, чтобы компенсировать убыток, который нанесли ему, не возвратив долг или одолженное имущество.

Своеобразной подтемой становится решение вопроса, как суд должен относиться к спорным документам. Основным моментом в этой подтеме является вопрос о принципе раздела документа и подтверждения его свидетелями. Кроме того, поскольку любой финансовый документ предполагает ответственность, гарантированную каким-либо земельным участком, рассматривается вопрос о залоге и о праве нескольких кредиторов на залог. При рассмотрении каждой из этих тем поднимается целый ряд более частных вопросов, которые решаются Гемарой по мере их возникновения, и практически ни один из них не остается открытым.

Отзывы покупателей

К настоящему времени нет отзывов, Вы можете стать первым.
Поделись своими мыслями с другими посетителями: Написать отзыв

Добавить свой отзыв через Facebook

Подпишитесь на рассылку с новостями и скидками сейчас:  

 

zdorovie1

Мы вас слушаем!

Мы вас слушаем!


Пожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
Ваши предложения по улучшению магазина