Война с терроризмом

Война с терроризмом

$US30.00

- читать все обзоры этого автора

Дата добавления: Friday 16 September, 2011

5 из 5 звезд!

Международный терроризм возник в конце шестидесятых годов прошлого века и охватил одну за другой почти все страны Запада. Его исследованию посвятил свою книгу известный израильский политик Беньямин Нетаньяху. Она называется «Борьба с терроризмом. Как демократии могут нанести поражение международной сети терроризма» и вышла в США в 2001 году. Этот труд явился результатом практической и теоретической деятельности автора по борьбе с терроризмом. В предисловии он пишет об этом так: «Я принимаю участие в борьбе с терроризмом с тех пор, как стал взрослым, – сначала в качестве бойца в Особых силах израильской армии, затем как один из основателей Института по изучению терроризма, а позднее в качестве дипломата, поставившего своей целью выковать союз свободных стран для активной борьбы с международным терроризмом». Цель своей книги Нетаньяху определил следующим образом – «показать, каким образом можно одержать победу в борьбе с терроризмом». Для достижения данной цели автор исследует историю зарождения и развития международного терроризма, анализирует его структуру, идеологию и методы деятельности с 1960-х годов; раскрывает связь международного терроризма с диктаторскими режимами; рассматривает острый для демократических стран вопрос, какие гражданские свободы и до какой степени возможно и необходимо нарушать перед угрозой терроризма; особое внимание уделяет вопросу угрозы ядерного терроризма, приобретающего сегодня все более зримые очертания. Итогом размышлений явилась программа борьбы с терроризмом, состоящая из десяти пунктов. Как руководство к действию для тех политиков, кто дорожит человеческой жизнью, у кого есть политическая воля и личное мужество.

В настоящей статье представлен взгляд Беньямина Нетаньяху на развитие международного терроризма и борьбу с ним в период с 60-х до середины 80-х годов прошлого века. Прежде чем обратиться к истории терроризма, Нетаньяху предлагает определение его как новой формы организованного насилия, направленного против демократических обществ. Автор объясняет, в чем коренное отличие терроризма от организованной преступности, которой поражены коммерческие фирмы, судейский аппарат, правоохранительные органы во всех демократических странах. Этот новый тип насилия существенно отличается от насилия со стороны организованной преступности в главном – в целях осуществляемой деятельности. Цели организованной преступности – достижение финансовых выгод, цели террористов всегда политические. Различие целей определяет различную степень насилия этих форм преступности. Гангстеры убивают только тех, кого им надо убить, чтобы завоевать или сохранить контроль над конкретными районами легальной и нелегальной коммерческой деятельности. Террористы применяют насилие в отношении широких масс, чтобы добиться изменения какой-то политики, или в порядке мести за то, что правительство не захотело проводить политику, на которой они настаивали.

В этом суть терроризма. Этим он отличается от других видов насилия. Терроризм – это обдуманное и систематическое наступление на гражданское население, чтобы в своих политических целях запугать его. Хотя это определение может быть расширено за счет включения в понятие «политические цели» идеологических или религиозных мотивов, тем не менее оно довольно точно отражает суть терроризма – это умышленное нападение на ни в чем не повинных людей, на тех, кто стоит вне борьбы, за рамками законного конфликта. Именно полная непричастность людей, ставших жертвами террористов, и вызывает страх. Тем самым терроризм дает понять, что всякий член общества «виновен», что любой может стать их жертвой, а значит, никто не может чувствовать себя в безопасности.

Внутригосударственный терроризм на определенном этапе (о чем будет сказано ниже) трансформировался в международный терроризм. Этот последний Нетаньяху определяет как кампанию насилия против данного государства со стороны другого государства, которое использует террористов, чтобы вести борьбу через подставных лиц в качестве альтернативы войне с применением обычных видов оружия.

Международный террор возник в конце 60-х годов прошлого века. Он был продуктом союза, специально заключенного для определенной цели между советским блоком (Нетаньяху использует термин «советский блок», «Восточный блок» для обозначения союза СССР и его сателлитов – М.К.) и диктаторскими арабскими режимами. Эти две группы государств совместно спонсировали или оказывали поддержку большей части международной террористической деятельности, которая проводилась до середины 80-х годов.

Склонность Советского Союза к террору имеет корни, которые легко проследить. Философские корни европейского и советского терроризма ведут к организации «Народная воля», которая в 1879 году развернула антиправительственную кампанию, завершившуюся в конце концов убийством Александра II. Члены этой организации видели в царе представителя автократического общественного строя, который, по их мнению, следовало уничтожить. На смену народовольцам пришли другие террористы, такие, как социалисты-революционеры (эсеры), которым удалось подорвать престиж царского правительства и подготовить почву для революции. Их успех показал большевистскому руководству, насколько полезны и важны методы терроризма для дестабилизации и в конечном счете для свержения строя. Когда в 1945 году, после разгрома Германии, Советский Союз обрел статус международной державы, именно эти неизгладимые воспоминания стали одним из тайных мотивов советской внешней политики. В 40-е и 50-е годы прошлого столетия именно в Советском Союзе и в странах – его сателлитах проходили подготовку повстанцы и террористы, прибывшие из Италии, Греции, французского Индокитая и португальской Африки; именно в СССР их обучали методам совершения террористических актов.

Убедительным примером того, как действовала советская террористическая сеть, может служить Италия. Итальянские убийцы-марксисты стали проходить обучение в Чехословакии и Югославии, государствах – сателлитах Советского Союза, сразу же после второй мировой войны. К концу 40-х годов террористическая группа «Воланте Роса» осуществляла убийства и нападения на правительственные объекты в Италии, скрываясь в Чехословакии всякий раз, когда чувствовала опасность ареста. Еще одной подрывной организацией была коммунистическая военизированная группа Пьетро Секкии, которая в 1948 году, будучи уже достаточно сильной и профессиональной, сумела утвердить свою власть в некоторых районах Северной Италии и даже захватила контроль над национальной телефонной сетью. Когда в 1953 году группа Секкии распалась, сам Секкия и многие его сторонники бежали в Прагу. В конце 60-х годов советская военная разведка (ГРУ) организовала курсы подготовки иностранных террористов в Чехословакии; выпускниками этих курсов были многие из первоначальных руководителей итальянских Красных бригад. Основателем Красных бригад был некий Карло Курчо, который тоже неоднократно ездил в Прагу, где совещался с ветеранами группы Секкии. Аналогичным образом итальянский издатель-террорист Джанджакомо Фельтринелли, тоже закончивший курсы ГРУ, в период с 1969 по 1971 год двадцать два раза ездил в Чехословакию и в конце концов перебежал туда с помощью чехословацких органов безопасности. Позднее разведорганы Болгарии предоставили Красным бригадам дополнительную помощь в плане инструктажа и финансов, а террористы из Сардинии и Сицилии, а также итальянские неонацистские организации, такие как «Ордине Неро», стали получать помощь в виде инструктажа, денег и оружия от нового ливийского союзника Советского Союза Муаммара Каддафи.

К началу 60-х годов в Москве были созданы центры вербовки террористов как марксистской, так и немарксистской ориентации. Иностранных студентов разных вузов отбирали для обучения в специальных лагерях, размещавшихся в Одессе, Баку, Симферополе и Ташкенте. Там их учили вести пропаганду, делать бомбы, совершать террористические акты и убийства. Выпускников таких «курсов» часто посылали на Кубу, в Болгарию и Северную Корею. Наиболее известен среди них архитеррорист Рамирес Санчес по прозвищу Карлос Шакал. Карлоса завербовали агенты КГБ на его родине Венесуэле. В 60-е годы он учился сначала на Кубе, а потом в Университете имени Патриса Лумумбы в Москве, после чего начал свою пресловутую карьеру террориста. Он участвовал в захвате министров стран ОПЕК в Вене в 1975 году и в кровопролитном нападении на поезд во Франции в 1982 году. После того как стало невозможным проводить подобные террористические операции, Карлос стал ненужным и укрылся в Сирии. Оттуда в 1994 году его выслали в Судан, а из Судана во Францию.

Итак, до 60-х годов Советский Союз оказывал всемерную поддержку созданию структур интернационального терроризма. Этим занимались Международный отдел ЦК КПСС, КГБ и советская военная разведка (ГРУ). Однако центральным элементом советской внешней политики терроризм стал лишь в 60-е годы, когда холодная война зашла в тупик. Достигнутое сверхдержавами ядерное равновесие привело кремлевскую элиту к отказу от идеи открытой конфронтации с Западом. «Фронтовая зона» холодной войны переместилась в страны третьего мира. Именно там через подставные силы международных террористов велась борьба Советского Союза с Западом.

К этой тщательно скрываемой разновидности терроризма, опосредованно поддерживаемого Советским Союзом, охотно подключились известные своей яростной антипатией к Западу радикальные арабские режимы во главе с Сирией, Ливией и Ираком. Большинство этих государств было создано в середине XX века; они кипели от ярости, считая, что униженный арабский мир столетиями подвергался гнету Запада. Имея еще меньше возможностей, чем Советский Союз, вступить в непосредственную борьбу с Западом, арабские режимы развернули тайную террористическую кампанию против объектов в США и Западной Европе, хотя в искусстве заметать следы они значительно уступали Советскому Союзу. Террор был основным орудием ближневосточной политики на протяжении тысячи лет, с тех самых пор, как в XI веке появилась шиитская секта ассасинов (первоначально именовавшихся гашишинами, потому что при нападении на своих правителей, турецких сельджуков, члены секты одурманивали себя гашишем). Но только с появлением независимых арабских государств террор как испытанное оружие ликвидации противников трансформировался в орудие внешней политики и, став наравне с нефтью главной статьей ближневосточного экспорта, распространился почти на все районы мира.

Поощряемый государством террор был постоянным фактором в арабской войне против Израиля. Еврейские поселения в подмандатной Палестине начиная с 20-х годов прошлого столетия подвергались террористическим нападениям. После того как в 1948 году Израиль получил независимость, Египет и Сирия продолжали поощрять вылазки федаев через границу на израильскую территорию. В 1964 и 1965 годах Египет и Сирия создали соперничающие группы «освобождения Палестины», по образцу Фронта национального освобождения, которому двумя годами ранее в результате восьмилетней борьбы удалось вынудить французов уйти из Алжира. Официально целью обеих организаций было «освобождение Палестины», что на практике означало освобождение ее как от израильтян, так и от иорданцев. Египетскую группу, именовавшуюся Организация освобождения Палестины (ООП), возглавлял Ахмед Шукейри, которого дипломат и историк Коннор Круз о'Брайен позднее называл не иначе как «пустозвоном из пустозвонов». Более опасной была организация ФАТХ. Спонсором ее была Сирия, а возглавлял ФАТХ Ясир Арафат. К 1967 году она организовала ряд вторжений через границу на территорию Израиля для нападения главным образом на гражданские объекты. В том же году, после разгрома арабских армий в ходе Шестидневной войны, Арафат сместил Шукейри и единолично возглавил объединенную структуру ООП.

Очень быстро Арафат понял, что поддержки стран арабского мира недостаточно для ведения последовательной террористической кампании против Израиля. Поэтому Арафат стал крепить связи ООП с советским блоком в расчете, что это поможет вести террористическую войну против Израиля. Одним из первых руководителей советского блока, с которым он встретился, был Фидель Кастро, который начиная с 1965 года неоднократно принимал его в Гаване. Позднее Советский Союз обучил тысячи оперативных агентов ООП, предоставляя им особый дипломатический статус и право свободного передвижения по территории стран, входивших в Восточный блок.

К началу 70-х годов Арафат создал полунезависимое государство в Южном Ливане (ливанское правительство в силу своей слабости не распространяло свою власть на юг страны, и там-то Арафат и создал мини-государство, которое поддерживало тесную связь с Советским Союзом и его сателлитами). Именно этой почти независимой базе ООП суждено было стать движущей силой волны международного террора, которая обрушилась на демократические государства Запада в последующие два десятилетия.

Как было отмечено выше, Советский Союз поддерживал террористов-повстанцев со времени второй мировой войны, но старательно избегал брать на себя прямую ответственность за организацию террористических кампаний против стран НАТО. Однако другие государства в некоторых случаях соглашались принять на себя вину в обмен на советскую поддержку в иных сферах; так, например, Ливия и Северная Корея прикрывали Советский Союз, предоставляя убежище угонщикам самолетов, что давало Советскому Союзу возможность утверждать, будто он против такого вида террора. Однако Арафат предлагал то, что не соглашалась предложить ни одна другая страна: получая щедрую поддержку Восточного блока, он создал в Ливане учебный центр и плацдарм для деятельности международных террористов повсюду в мире. Советский Союз мог попросту отрицать, что он осведомлен о том, что происходит в Ливане, а различные ответвления ООП с готовностью приняли бы участие в повсеместном развертывании террора против стран Запада. Подобно Ленину, наблюдавшему дестабилизацию царизма в России эсерами, Брежнев мог извлечь выгоду из дестабилизации капиталистических обществ под давлением вооруженного терроризма. В то же время руки его оставались бы относительно чистыми.

В короткие сроки ось Советский Союз – ООП сумела преобразовать поразительно много группировок, занимавшихся внутригосударственным терроризмом, в настоящее международное движение, преданное идее политического насилия, направленного как против Запада, так и против Израиля. Со временем созданная ООП новая «площадка ужасов» обеспечила оперативную базу и безопасное убежище практически всем самым злостным террористическим группировкам. ИРА, немецкая группировка Баадер-Майнхоф, группировка Красной армии и многочисленные мелкие организации неонацистского толка, итальянские Красные бригады, Японская Красная армия, французская «Аксьон Директ», сандинисты и десяток других латиноамериканских группировок, Турецкая армия освобождения, армянская организация АСАЛА, курдская ПКК и иранская «Революционная гвардия» – все они приезжали в Ливан, проходили обучение в лагерях ООП, получали там вооружение, а оттуда их отправляли в пункты, где они должны были совершать свои террористические акты. В 1972 году на конференции террористов, организованной в Бадави (Ливан) Жоржем Хабашем, главой Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) – группировки, входившей в ООП, – союз их был оформлен официально. По окончании совещания в Бадави Хабаш торжественно провозгласил: «Создана органическая связь между палестинцами и революционерами всего мира, которая обеспечит палестинцам поддержку мирового революционного движения» Характер этой «органической связи» выявился, когда группировка «Черный сентябрь» (одна из группировок ООП, во главе которой стоял Абу Ияд из возглавляемого Арафатом ФАТХ) по заданию Красных бригад осуществила ряд взрывов бомб в Триесте; когда вооруженные члены Японской Красной армии превратили в кровавое месиво паломников в израильском аэропорту Бен-Гурион; когда были задержаны итальянские террористы, контрабандой ввозившие зенитные управляемые ракеты советского производства, предназначенные для Народного фронта освобождения Палестины; когда немецкие террористы вместе с палестинскими бойцами приняли участие в угоне самолетов в Энтеббе, а Фронт освобождения Палестиы (ФОП) совместно с неонацистами из группировки Одфрида Хеппа совершил нападение на израильские и еврейские объекты в Европе.

Аналогичные действия предпринимали Ливия, Сирия, Ирак и Южный Йемен. Они совершали соглашение с десятками террористических группировок, позволяя им создавать штабы в столицах своих государств, обеспечивая им инструктаж, дипломатическое прикрытие, финансирование и убежище в обмен на их услуги в виде террористических актов, жертвами которых становились противники избранного ими курса. Эти государства вскоре стали самостоятельным источником международного терроризма. По существу идеология радикальных панарабистов представляла собой оригинальную смесь панарабского фашизма и воинствующего ислама. Главным врагом им представлялся Запад, который, в их понимании, расчленил арабский мир, после чего его «колонизировали» прозападные «приспешники», такие, как королевские семьи в Саудовской Аравии и в Кувейте. Каждый из этих режимов заключал самостоятельные договоренности с Советским Союзом и в обмен на свою стойкую антизападную позицию пользовался военной помощью и дипломатической поддержкой последнего. Через Ливию, в частности, производилось «отмывание» советского оружия, шедшего за границу. В 1976 году Ливия участвовала в одной из крупнейших в истории сделок: она закупила почти на двенадцать миллиардов долларов оружия, часть которого, в свою очередь, была перепродана террористическим организациям повсюду в мире, включая ООП, ИРА, группировку «Союз арабской революции», возглавляемую Карлосом, группировку Баадер-Майнхоф, Японскую Красную армию и другие террористические и повстанческие организации в Турции, Иране, Йемене, Эритрее, Чаде, Уругвае, Никарагуа и на Филиппинах.

Размеры советско-арабской территории террористической сети – и даже самый факт наличия такой сети – в годы разгула международного терроризма были затемнены успешными стараниями «перепоручить» выполнения большинства актов насилия другим режимам Восточного блока и арабским режимам, чтобы впоследствии можно было свалить на них всю вину. Так, например, выполнение многих советских тайных операций в Западном полушарии было поручено Кубинской секретной службе (ДГИ), хотя со временем стало ясно, что ДГИ представляла собой всего лишь отделение советской разведки. И во всех западных странах, в том числе и США, преобладало мнение, что волна терроризма, захлестнувшая страны Запада, была делом рук отдельных недовольных и свихнувшихся людей или же групп, которые таким образом реагировали на несправедливость или угнетение. И лишь в 1982 году, когда Израиль захватил разветвленную сеть учебных баз ООП на юге Ливана, в его руки попала секретная документация, позволившая получить представление о фактических масштабах связи между террористическими группировками и поддержкой, получаемой ими от своих спонсоров.

В результате вторжения Израиля на эти базы, руководство ООП было выслано в Тунис, после чего оно в значительной мере лишилось способности творить зло. К тому же в середине 80-х годов Запад развернул беспрецедентно широкое наступление на международный терроризм. Это наступление имело главным образом политическую форму: оно ставило своей целью разоблачить страны, оказывающие поддержку террору, и безоговорочно заклеймить аморальность терроризма независимо от личностей самих террористов и их мотивов.

Политическому наступлению предшествовали многолетние интеллектуальные усилия убедить Запад изменить свою позицию в отношении терроризма. Именно в контексте таких усилий был основан Институт им. Йонафана. Этот институт ставил своей целью раскрыть глаза свободным обществам на подлинную природу терроризма и указать на методы борьбы с ним. На первой международной конференции по проблемам борьбы с терроризмом, проведенной Институтом им. Йонафана, говорилось о том, что террор стал одной из форм политической войны диктаторских режимов против западных демократий. Участники конференции, среди которых были сенатор Генри Джексон и Джордж Буш-старший (в то время выставивший свою кандидатуру на пост президента США), огласили факты, доказывавшие непосредственную причастность стран Восточного блока и арабских режимов к созданию «питомников» международного террора. Эти откровения были встречены кое-кем в штыки. Многие в то время не хотели верить, что терроризм – не случайное скопление насильственных актов, совершенных отчаявшимися личностями, а целевой метод войны, осуществляемый государствами и международными организациями. В конце 70-х и начале 80-х годов в США преобладало мнение, что терроризм порожден политическим гнетом и социальной несправедливостью, из чего вытекало, что до тех пор, пока такому положению вещей не будет положен конец, искоренить террор не представляется возможным. Но освещение фактов, касающихся международного терроризма, привело к изменению отношения к нему со стороны многих мыслящих политиков. И на второй конференции Института им. Йонафана в Вашингтоне в 1984 году участники ее, среди которых были люди, игравшие ведущую роль в политической жизни США, призывали применить к государствам, спонсирующим терроризм, политические, экономические и военные санкции. Эта позиция явилась результатом переосмысления сущности международного терроризма, который есть результат сговора между диктаторскими государствами и международной террористической сетью.

Предъявленные факты изменили также позицию Советского Союза: то обстоятельство, что его соучастие в терроризме приобрело огласку, не только вынудило советское руководство воздерживаться от поддержки террористических группировок, но и побудило выступить с безоговорочным осуждением терроризма. (К середине 80-х годов Советский Союз почти полностью отказался от поддержки международного терроризма.)

Призывы, прозвучавшие на конференции в Вашингтоне, имели практические последствия. Соединенные Штаты применили дипломатические и экономические санкции к таким террористическим государствам, как Ливия, Сирия и Иран. Были приняты решительные меры для задержания вооруженных членов ООП, зверски убивших в 1985 году прикованного к инвалидной коляске американца Леона Клингхоффера на борту совершавшей морской круиз яхте. Совместно с Великобританией, где премьер-министром в то время была Маргарет Тэтчер, был нанесен бомбовый удар по Ливии, во время которого чуть не погиб сам Каддафи. Террористам недвусмысленно дали понять. Что их действия стали нетерпимыми, и Запад не станет им попустительствовать.

В 1986 году США созвали конференцию лидеров стран Запада в Токио, на которой были приняты радикальные резолюции о принятии странами Запада решительных мер для защиты от международного терроризма. Одной из таких мер явился принятый в 1987 году конгрессом США небывало жесткий закон о борьбе с терроризмом. В тексте этого закона ООП была названа «террористической организацией, представляющей угрозу интересам Соединенных Штатов и их союзников» и все представительства ООП в США подлежали закрытию.

Несмотря на отдельные неудачи, антитеррористическая политика в 80-е годы в конечном счете была весьма успешной. После почти двадцати лет непрерывных зверств вся структура международного терроризма, казалось, рухнула.

К сожалению, это не так. Но об этом – другие страницы книги Беньямина Нетаньяху…

Копылова М.А., к.и.н., доцент кафедры философии и истории АЭБ МВД России 


  • Назад
  •  

Подпишитесь на рассылку с новостями и скидками сейчас:  

 

Талмуд

 
Мы вас слушаем!

Мы вас слушаем!


Пожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
Ваши предложения по улучшению магазина