Евреи и Европа

Количество: 

Евреи и Европа

$US7.20
$US14.40

- читать все обзоры этого автора

Дата добавления: Sunday 18 July, 2010

4 из 5 звезд!

У хорошо известной российскому читателю серии «Проза еврейской жизни» появилась сестра – «Чейсовская коллекция», выходящая в рамках той же программы «Дварим». Цель нового проекта – представить качественную научно-популярную литературу на еврейские темы. Первой книгой серии стал сборник статей израильского философа и культуролога Дениса Соболева «Евреи и Европа» (подробнее о ближайших планах «Чейсовской коллекции» см. в нашей статье: Лехаим, 2008, № 2).

Имя Дениса Соболева стало известно российской читающей публике года полтора назад, когда его роман «Иерусалим» неожиданно попал в шорт-лист Букера. Надо сказать, что те, кто читал «Иерусалим», встретятся с Соболевым – автором «Евреев и Европы» – как со старым знакомым, – так много у этих двух книг общего. Та же основная интенция: в одном из интервью по поводу «Иерусалима» автор обозначил ее как «обращенность к проблеме человеческого существования в его историчности». Те же – отчасти – темы: хазары, ролевые игры, каббала, магия. Очевидна и близость авторской манеры: в самых удачных главах «Евреев и Европы» Соболев решает поставленные задачи средствами скорее поэтическими, нежели научными: «Смерть Ибн Эзры не окрашена ни в темно-лимонный цвет таинственной розы, выросшей, согласно преданию, на могиле Ибн Габироля и разоблачившей его убийцу, ни в светло-охристый цвет теней, осветивших смерть Иегуды Галеви надмирными и в то же время столь земными белесыми отблесками камней Иерусалима, у ворот которого, как гласит легенда, Галеви был убит».

Даже в архитектонике книг легко заметить сходство. «Иерусалим» был построен как роман в новеллах, шесть из которых объединялись лишь общим настроением и духом места, а последняя, седьмая, играла роль коды, где разрозненные мотивы складывались в единый узор. «Евреи и Европа» также поначалу смотрятся собранием пестрых глав, вот и автор в первой же фразе предисловия постулирует: «Эта книга является чем угодно, но только не монографией». Но чуть ниже заявляет антитезис: «И все же это именно книга – и книга, объединенная общностью темы и взгляда». Задачу свою автор видит в том, чтобы через ряд очень разных примеров – тот же Ибн Эзра, Ибн Шабтай, Вальтер Беньямин, Жак Деррида, философы так называемой франкфуртской школы – выявить самую суть понятия «европейский еврей».

В качестве коды выступает глава «Острова в океане», по не вполне понятным причинам помещенная не в конец или начало сборника, а в середину. Здесь Соболев пытается обобщить все частные случаи и выявить закономерности, позволяющие видеть, скажем, в Маркузе и Гейне манифестации единого типа. Автор выделяет 12 основных признаков еврейско-европейской ментальности, но при этом делает такое количество оговорок, что лишает возможную полемику всякого смысла. Впрочем, как почти любая попытка такого рода, эта может с равными основаниями считаться удачной либо неудачной – вопрос в том, какое число исключений мы готовы счесть допустимой погрешностью. Ведь очевидно, что Маркс и Фрейд принципиально чужды направленности на историческую конкретность человеческого бытия (Соболев называет это «онтологической ориентированностью»; по мне, во избежание терминологической путаницы лучше бы все-таки говорить об ориентированности экзистенциальной), Бабель, Фейхтвангер или Адорно не слишком заняты проблемой времени, а Мандельштаму совершенно зря приписан интерес к демифологизации языков власти. Но также не вызывает сомнений, что в связи со статусом иврита в еврейской традиции в сознании еврея неизбежно присутствует представление о центральной роли языка, и в случае, допустим, Деррида необходимо анализировать еврейские корни дихотомии «письмо – речь» – просто для того, чтобы понять, о чем, собственно, разговор.

На мой вкус, на роль смыслового центра больше подходит эссе «Между игрой и театром», где ролевые игры остроумно трактуются как опыт двойной идентичности, выводящей человека на новый уровень свободы. Если уж искать для культуры европейского еврейства признак sine qua non, то это именно «талант двойного зренья», ведущий к маргинальности, «заброшенности», безосновности, к тотальному скепсису, в пределе – к нигилизму, но и к проблематизации очевидностей, к разрушению святынь здравого смысла и хорошего тона, к демистификации «готовых вещей». Впрочем, и эта характеристика, конечно, не универсальна…

Что до Дениса Соболева, то мне кажется, следующей его книгой станет сборник популярных очерков о европейских философах, где к героям «Евреев и Европы» добавятся Гуссерль, Бергсон, неокантианцы, экзистенциалисты. По крайней мере, хотелось бы, чтоб это было так. Мне кажется, у него получилась бы яркая, интересная и полезная книга.

Михаил Эдельштейн

Лехаим.ру


  • Назад
  •  

Подпишитесь на рассылку с новостями и скидками сейчас:  

 

purim1

 
Мы вас слушаем!

Мы вас слушаем!


Пожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
Ваши предложения по улучшению магазина