Евреи в Петербурге

Автор: Beizer, M.

Издательство: Alia

 

Цена:$US5.00  $US10.00

Стоимость в других валютах

$US5.00
4.30EUR
CDN$6.45
290.80руб.
17.56₪
134.30грн.

Нет в наличии

Зарегистрируйтесь и войдите, чтобы запросить книгу на этот склад

Наличие на других складах:
0
0
0

Номер по каталогу: 09539000
Год издания: 1990
Cтраниц: 320
ISBN: 965-320-136-0
Вес: 0.28 kgs
Редактор: Городецкий, И.
Язык: русский
Обложка: мягкая
Формат: 11x2x18

 

Посетители, которые заказывают этот товар, также выбирают

Описание

Читатель легко может себе представить экскурсионную группу на улицах Ленинграда. "Город-музей", "музей под открытым небом" - этими определениями начинается почти любой экскурсионный рассказ о бывшей столице Российской империи. Экскурсанты восхищаются прославленными ансамблями, гордыми памятниками, историческими зданиями. Они слышат имена людей, составивших славу русской истории.

В 1982 году легально, а потом, до 1987 года, нелегально ходили по Ленинграду экскурсионные группы из пяти-шести евреев. Эти экскурсанты почти не любовались ансамблями площадей, редко выходили к невским просторам, и экскурсовод не рассказывал им ни о пушкинском периоде, ни об архитекторе Растрелли, ни о зодчем Росси. Экскурсии пересекали районы Коломны, Песков, ходили по Васильевскому острову, бывали на еврейском Преображенском кладбище. Водил их по городу автор этой книжки. И рассказывал он о евреях, живших в Петербурге.

Отметим, что самый факт появления этих "еврейских" экскурсий свидетельствует об изменениях в сознании советских (в данном случае, ленинградских) евреев. Им вдруг стало любопытно знать, что вот в этом доме помещалась типография "Еврейской энциклопедии", а вот здесь жил барон Гинцбург. Это означало, что они, по крайней мере, листали "Еврейскую энциклопедию" и хотя бы слышали имя барона Гинцбурга. Это означало, конечно, что у них появился интерес к еврейству.

Тексты этих экскурсий, обработанные в виде статей, были напечатаны сначала в самиздатском еврейском журнале "ЛЕА" ("Ленинградский еврейский альманах"). Когда их набралось достаточно, чтобы составить книгу, автор послал рукопись в "Новый мир" и в "Советиш Геймланд". "Новый мир" даже не ответил; "Советиш Геймланд" вежливо отказал. Отказали в сотрудничестве ленинградский "Интурист" и Музей истории Ленинграда. Автор репатриировался в Израиль в 1987 году. Здесь и выходит его книга.

Экскурсии Михаила Бейзера, который также вел в Ленинграде нелегальный кружок по еврейской истории, и его статьи о еврейской истории, опубликованные в самиздате, имеют и такого рода развитие, как появление исследования Исраэля Таяра (С.Янтовского) "Синагога - разгромленная, но непокоренная" (книга издана издательством "Библиотека-Алия" в 1987 году), работы Гринберга о могилах цадиков, альбома М.Рывкина и А.Френкеля о памятниках жертвам Катастрофы, статьи М.Куповецкой о евреях в Москве, статей о евреях Риги и других работ.

Эта книга рассказывает о районах Петербурга, где евреи селились по преимуществу, о еврейских благотворительных и культурно-просветительных обществах, о еврейских гимназиях и издательствах, о еврейских библиотеках и коллекциях, о евреях-богачах и о евреях-интеллигентах, о взаимоотношениях в еврейской общине, о евреях знаменитых, отмеченных в справочниках и энциклопедиях, и о евреях незнаменитых, которым хватило столбцов статистических сводок, и о том, что было и что происходило с евреями, жившими в столице Российской империи, - кто легально, а кто и нелегально.

Вся их жизнь, все события, которые с ними происходили, записывались на полях истории Петербурга. Они жили в Петербурге, но их как бы и не было. Некоторых власти терпели за богатство или подходящую профессию, а на проживание в столице других в разные периоды смотрели иногда и снисходительно, а иногда и без всякого снисхождения. Изредка бытописатели отмечали в своих произведениях их присутствие ради верности реализму, описывали живописности ради, а чаще клеймили среди других социальных язв.

Деятельность евреев в жизни Петербурга сказывалась в тех лишь случаях, когда евреи участвовали в русской жизни в качестве талантливых и успешных представителей своих профессий, своих занятий, то есть в качестве ученых и промышленников, художников и музыкантов, адвокатов и банкиров. На жизнь Петербурга и на облик города еврейство никак не влияло, а еврейское общество было, как сказано, маргинальным. Вот почему мы не могли бы говорить ни о "еврейском Петербурге" (его не было), ни о "евреях Петербурга" (таких, в соответствии с законами, не существовало; евреи могли жить в Петербурге "при условии, если..."). И потому книжка названа так, как названа - "Евреи в Петербурге"; к началу века в городе проживало двадцать тысяч евреев.

Поскольку это историческое исследование имеет форму путеводителя, материал в нем расположен "по районам и по улицам". Но построена книга по хронологическому принципу: в одной из первых глав рассказывается о евреях, живших в городе в восемнадцатом веке, а последняя глава рассказывает о городском еврейском кладбище.

И, как всякое научное исследование, книга снабжена обширным справочным аппаратом, в том числе - статистическими таблицами и анализом этих таблиц, а также приложениями, содержащими персоналии, списки периодических изданий, политических, культурно-просветительных и прочих организаций, религиозных и благотворительных учреждений, учебных заведений и т.п. и даже список еврейских ресторанов, столовых и магазинов.

Рассказывая о какой-либо "еврейской" достопримечательности города или о каком-нибудь еврейском деятеле, автор не может не помнить о том, что ныне интересует советских евреев. Поэтому, например, в рассказе о Петропавловской крепости, где содержался под арестом основатель хабадского движения, раби Шнеур Залман из Ляд, он чувствует необходимость кратко познакомить читателя с историей хасидизма; он найдет также место и время рассказать о сионизме, о политической борьбе между Бундом и автономистами, о Хаскале, о еврейской и русско-еврейской прессе, об истории русского антисемитизма и об истории еврейской эмиграции и тому подобном. Этот просветительский жанр - жанр беседы с читателем - придает книге особую интонацию.

Читатель может встретиться с сетованиями автора: "жаль, что мы не располагаем достоверными сведениями об этом". А где в Советском Союзе можно их раздобыть, эти достоверные сведения о евреях? Еврейские библиотеки, архивы и просветительные учреждения были разорены и уничтожены, а историей евреев (тем более, до- и послереволюционной) там никто не занимался в течение почти полувека.

Здесь в самый раз поговорить о кропотливом труде историка в Советском Союзе. Потому что источниками сведений для исследования стали (кроме "Еврейской энциклопедии") старые адресные книги и ежегодники, путеводители и разрозненные, случайно попавшие в руки, номера еврейских журналов, случайные упоминания в случайных книгах, иногда - частные архивы и свидетельства очевидцев. На основе информации, полученной из чудом уцелевших частных архивов и от очевидцев-свидетелей, написаны, например, очерки о Каценеленбогене, о Равребе, о еврейской школе, о музее на Васильевском острове; составлено описание еврейского кладбища.

Читающий эту книгу познакомится не только с историей проживания евреев в Петербурге. Перед ним пройдет отраженно вся история евреев России конца восемнадцатого начала двадцатого столетий. Он прочтет о том, как миллионы евреев стали российскими подданными и как Российская империя отнеслась к появлению своих новых подданных-евреев. Читатель узнает о маскилим (последователях просветительского движения Хаскала) и о хасидах, познакомится с процессом расслоения еврейского общества конца девятнадцатого - начала двадцатого веков, почерпнет много интереснейших фактов о еврейских политических партиях, а также об участии евреев в русском революционном движении.

О том, как была организована еврейская община в Петербурге, тоже подробно рассказывается в этой книге. Описывается и анализируется структура общины, которая, в принципе, была точно такая же, как в Варшаве, Одессе, Меджибоже, Бердичеве или в Каире, Дамаске, Берлине, - с теми же синагогами и молельнями, благотворительными учреждениями, школами, сбором средств на бедных и тому подобным, чему имя "еврейская общественная жизнь". Позже она была физически уничтожена, но сохранилась духовно и называлась "еврейской солидарностью". В этом смысле еврейская община в Петербурге не была маргинальной и по отношению к мировому еврейству.

Перед читателем книги встанут те, кто составил славу евреев России: поэт Иехуда Лейб Гордон, общественный деятель барон Г. Гинцбург, адвокат О. Грузенберг, промышленник С. Поляков, художник М. Маймон, Любавический ребе Шнеур Залман из Ляд, педагоги И. Эйзенбет и З. Киссельгоф, историк Ш.Дубнов и многие, многие другие, чьи имена должны быть известны также и тем, кто ни разу не бывал в городе, в котором они жили. Потому что деятельность евреев, живших в Петербурге, не ограничивалась петербургской общиной. То, что они делали, имело значение для всех евреев России, а, протянувшись во времени, их деятельность оказалась полезной для всего мирового еврейства.

Вот пример: по всему миру (и, конечно, в Израиле) существуют профессионально-технические школы ОРТ с высоким уровнем преподавания и подготовки. Порой даже учащиеся этих школ не знают, что "ОРТ' означает "Общество распространения ремесленного и земледельческого труда среди евреев России"; оно было основано в Петербурге С.С.Поляковым.

Маргинальность еврейского населения, жившего в имперской столице, была обозначена и топографически. Очень немногие имели дома в центральной Адмиралтейской части. Почти никто не жил на Миллионной. Разбогатевшие покупали дома и квартиры в Литейной части. Но большинство евреев селилось на окраинах, в отдаленных предместьях.

Окраиной города был тогда район Песков, где С.Гинзбург, П.Марек и Ю. Энгель создали Общество еврейской народной музыки. Они собирали еврейский музыкальный фольклор, издавали книги, устраивали концерты еврейской музыки. Общество способствовало творчеству еврейских композиторов, было инициатором теоретических исследований по древней и современной еврейской музыке.

В том же районе функционировало Еврейское литературное общество, имевшее целью изучение и развитие литературы на иврите, идите и русском, организацию бесед, чтений, издание книг, журналов и газет. На 5-й линии Васильевского острова помещалось Еврейское общество поощрения художеств, а редакция журнала "Рассвет" - на Торговой улице. В районе Офицерской улицы, где жили мелкие чиновники, студенты, ремесленники, размещались синагога, еврейские учебные заведения и благотворительные учреждения.

Поэтому читатель не должен удивляться, что экскурсовод - автор книги уводит его в сторону от прекрасных ансамблей и зданий, в сторону от гордых памятников бывшей столицы Российской империи - на Пески, в Коломну, на Васильевский остров - на окраину, в предместья, где жили в Петербурге евреи, - слава и гордость евреев России.

Я. Цигельман

ОГЛАВЛЕНИЕ

Слава и гордость евреев России. Я.Цигельман
От автора
ГЛАВА ПЕРВАЯ. КОЛОМНА
Еврейская энциклопедия. - История появления евреев в Петербурге. - Журнал "Восход". - Хаскала. - Петербургская консерватория. - Еврейская гимназия Эйзенбета. - "Новости" Иосифа Нотовича. - Художник Моисей Маймон. - Книгоиздательство и книжный склад "Восток". - Журнал "Рассвет". - Газета "Ха-мелиц". - Петербургская синагога. - Училище ОПЕ. - Иехуда Лейб Гордон. - Журнал "Ха-кедем". - Общество любителей древнееврейского языка. - Исаак Маркон. - Еврейское колонизационное общество. - Общество пособия бедным евреям. - Оскар Грузенберг, - Дело Бейлиса.
 
ГЛАВА ВТОРАЯ. АДМИРАЛТЕЙСКАЯ ЧАСТЬ
- Ресторан "Донон". - Дело Пинхаса Дашевского. - Сожжение Лейбова и Возницкого. - И.А.Вавельберг. - Бабель и Урицкий. - С.С.Поляков. - Правительствующий сенат. - Барон Гораций Гинцбург. - Общество для распространения просвещения между евреями в России. - Общество дешевых гигиенических квартир для еврейского населения. - Борьба различных идейных направлений в еврейской общественной жизни в начале двадцатого века.
 
ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВАСИЛЬЕВСКИЙ ОСТРОВ
- Петропавловская крепость. - Академия наук. - Петербургский университет. - Академия художеств. - Библиотека Л.П.Фридлянда. - Издательство "Кадима". - Высшие женские (Бестужевские) курсы. - Еврейские школы. - З.А.Киссельгоф. - С.М.Дубнов.
 
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. ДОМ НА ПЯТОЙ ЛИНИИ
- Богадельня. - Курсы востоковедения. - Иехиэль Равребе. - Еврейское историко-этнографическое общество. - Еврейское общество поощрения художеств. - Открытие Еврейского музея. - С.А.Ан-ский. - Еврейский музей в двадцатые годы.
 
ГЛАВА ПЯТАЯ. ЛИТЕЙНЫЙ И ПЕСКИ
- О.Э.Мандельштам. -А.Либерман. - Деятельность ОПЕ в начале века. - Общество ремесленного и земледельческого труда среди евреев России. - Ф.М.Достоевский и евреи. - Общество для доставления начального образования еврейским детям. - Петроградское еврейское учительское общество. - Институт высших еврейских знаний. - Библиотека ОПЕ. - Общество охранения здоровья еврейского населения. - Общество для урегулирования еврейской эмиграции. - "Новое время". - Еврейское театральное общество. - ГОСЕТ. - Еврейские студии и клубы. - Русское общество для изучения еврейской жизни. - С.М.Маршак. - Любавический ребе. - С.Я.Надсон. - М.М.Винавер. -Еврейские национальные школы в двадцатые годы. - Государственная дума. - Общество для научных еврейских изданий. - Общество еврейской народной музыки. - Еврейские литературные общества. - Еврейское историко-этнографическое общество. - Бунд в Петербурге.
 
ГЛАВА ШЕСТАЯ. ЕВРЕЙСКИЕ КЛАДБИЩА
- Что такое еврейское кладбище? - Первые еврейские захоронения в Петербурге. - Преображенское кладбище. - Кладбищенская синагога. - Д.Т.Каценеленбоген. - А-Я.Гаркави. - М.Л.Маймон. - Л.И.Каценельсон. - Л.Я.Штернберг. - М.М.Антокольский. - А.М.Варшавский. - А.А.Ашанский. - Склеп семьи Поляковых. - Памятник Г.Е.Гинцбургу. - В.К.Слуцкая. - М.И.Кулишер. - Памятник жертвам фашизма. - Л.А.Лубанов. - Г.И.Дембо. - Другие еврейские некрополи Ленинграда и пригородов.

ВВЕДЕНИЕ


Провидением предуказано,
чтобы евреи не жили в С-Петербурге,
так как в летние месяцы
ночи нет (белые ночи) и,
следовательно, невозможно
определять время
утренней и вечерней молитв.
р. Лев Эпштейн, 1750-е годы

К началу нашего века еврейское население Петербурга насчитывало менее 20 тысяч человек - ничтожный процент от 5,5 миллионов еврейских подданных Российской империи (сравните, например, с Одессой, где в то же время жили 150 тысяч евреев). Образом жизни, манерами, речью петербургские евреи мало напоминали своих братьев по ту сторону черты оседлости. По сравнению с петербургскими только московские евреи были еще более ассимилированными.

Но именно эти несколько тысяч наших столичных соплеменников составляли ядро самой образованной, культурной, влиятельной и богатой части русского еврейства. Они проторили тот путь, по которому - вольно или невольно - шел весь народ. Их деятельность была очень заметна как на еврейской улице, так и среди русской общественности. Их личности, их идеи, издававшиеся ими книги, газеты и журналы имели огромное влияние на молодежь (особенно в конце девятнадцатого - начале двадцатого столетия). Эти люди в большой степени определили облик не только русского, но и мирового еврейства, в котором выходцы из России занимали и занимают далеко не последнее место.

Какими же они были, петербургские евреи? Чем дышали? Какие проблемы их занимали? За что они боролись? Кого любили, а кого ненавидели? Где они, наконец, жили и работали? Мы приглашаем вас совершить прогулку по еврейскому Петербургу. Однако подготовить ее оказалось гораздо сложнее, чем любую другую экскурсию по знаменитому своими достопримечательностями городу. Ведь даже коренной житель с трудом может показать что-то "еврейское" в родном Ленинграде, кроме синагоги и Преображенского кладбища (некоторые, правда, припоминают, что до 1948 года на Невском проспекте была еврейская столовая).

А еще каких-то лет семьдесят-восемьдесят назад картина была совершенно иной. Петербургский еврей мог, если хотел, получить солидное еврейское образование, выписать еврейские газеты и журналы на разных языках, присоединиться к любой из множества национальных партий, общественных организаций, посетить еврейский клуб, музей, еврейскую библиотеку...

Но с каждым годом все труднее отыскать следы даже нашего недавнего прошлого. Уходят люди, исчезают книги. Не дать пропасть драгоценным знаниям, укрепить народную память - вот задача историка.

Каждый человек помнит то, что дорого его сердцу. Например, хасиды, представляя себе карту мира, видят на ней Любавичи и Меджибож куда более значительными центрами, чем, скажем, Лондон или Париж. Так же и мы, проходя по Ленинграду, будем останавливаться в основном у так называемых доходных домов, а не около известных дворцов и музеев, ибо для нас важна не столько архитектура, сколько история - еврейская история города.

Мы подходим к обыкновенному петербургскому дому. На нем нет мемориальной доски. И если можно рассказать что-то интересное о его бывших обитателях, значит, кто-то запоминал, записывал, хранил и передавал бесценную информацию.

Будем же благодарны этим людям!

Фрагмент из книги:

 
Глава первая. КОЛОМНА

В ту минуту,
когда Россия нас спросит:
"Где вы, сыны мои?"
- мы ей дружно ответим:
"Мы здесь, матушка!"
Л.Леванда

Подойдем к дому № 6 в Прачечном переулке. Сейчас здесь типография, а в начале двадцатого века в этом четырехэтажном здании располагалось издательство "Брокгауз и Ефрон". Илья Абрамович Ефрон, сын коммерсанта и ученого-талмудиста, родился в Вильно в 1847 году. По материнской линии он был правнуком Виленского гаона Элияху, в честь которого мальчика и назвали. Получив солидное еврейское образование под руководством отца, Илья сдал экзамены за курс гимназии и слушал лекции в Варшавской главной школе. В 1880 году он открыл в Петербурге издательство и типографию, а в 1890 году вместе со знаменитым Лейпцигским издательством "Брокгауз" основал фирму "Брокгауз и Ефрон".

В 1890 - 1907 годах она выпустила самый большой в России энциклопедический словарь (86 полутомов). Но среди евреев Ефрон прославился тем, что в 1908 - 1913 годах вместе с Обществом для научных еврейских изданий подготовил шестнадцати томную Еврейскую энциклопедию на русском языке. Этот свод знаний о прошлом и настоящем еврейского народа включал в себя все, что имеет отношение к еврейству, начиная от ТаНаХа и Талмуда и кончая сведениями об участии евреев в революции. Вы хотите знать происхождение своей фамилии? Какие знаменитые евреи ее носили? Вам интересно, как одевались и что ели члены этнолингвистической группы "Бней-Исраэль"? Загляните в Еврейскую энциклопедию. Многие материалы для этой книги почерпнуты, например, в статье "Санкт-Петербург".

Энциклопедия вышла под редакцией Льва Израилевича Каценельсона, Давида Горациевича Гинцбурга и Абрама Яковлевича Гаркави.

Редакторы проделали в короткий срок огромную работу: организовали перевод многих статей из выпущенной перед тем американской JEWISH Encyсlореdiа, привлекли лучших ученых к составлению оригинальных статей по истории евреев Литвы, Польши и России, некоторые материалы написали сами. До сегодняшнего дня читателю, владеющему только русским языком, просто не найти второго такого всеобъемлющего справочника.

Сам факт издания Еврейской энциклопедии указывал на глубокие изменения, произошедшие в русском еврействе за предыдущее столетие. Действительно, в конце восемнадцатого - начале девятнадцатого века евреи России жили тесной общиной, их мир был замкнутым, но гармоничным. В Торе и Талмуде они находили ответы на все вопросы. Все знали идиш (а нередко и иврит), но почти никто не знал русского. В напечатании Еврейской энциклопедии, да еще на русском языке, евреи прошлого не мог бы увидеть большого смысла. Иудаизм он изучал не по обзорным статьям, а светская культура его не интересовала, напротив, даже пугала. И если первые еврейские просветители сороковых-пятидесятых годов девятнадцатого века (маскилим) стремились ослабить еврейскую самоизоляцию, то уже в начале нашего столетия никого не требовалось убеждать в необходимости светского образования.

Наоборот, четко обозначился отрыв еврейской интеллигенции от своего народа: забвение языка и культуры, быстрая ассимиляция, иногда и смена вероисповедания. А после погромов, революции и связанным с ними массовым бегством евреев на Запад появилась реальная угроза утраты культурных и исторических ценностей русского еврейства.

Эти опасения, понятные группе национально настроенных интеллигентов, а также быстрое развитие еврейской историографии и литературы, привели к идее создания Еврейской энциклопедии.

Пока мы с вами идем к Театральной площади, где расположены другие интересующие нас здания, вспомним, когда вообще евреи появились в Петербурге. Документы доказывают, что одновременно с основанием столицы. Сначала только выкресты: марран Ян д'Акоста - любимый шут Петра I, Абрам Энс - штаб-лекарь лейб-гвардии Семеновского полка, первый генерал-полицмейстер Петербурга Девьер - сын португальского еврея, вывезенный Петром из Голландии и крещенный в России. Наконец, вице-канцлер Петр Шафиров, родители которого были крещеными евреями, что, конечно, шокировало придворных.

Затем появились "настоящие" евреи (пока единицы, так как проживать евреям в России было запрещено). Но, как это часто бывает, когда возникает необходимость, находят способы обходить закон. Например, Зундель Гирш поставлял серебро на Монетный двор Екатерины I. По указу 1727 года его должны были выселить, но тогда казна понесла бы убытки. И по решению Тайного совета его оставили,

"пока по контракту достальное серебро из-за моря не доставит"'.

Примерно тогда же другой еврей, Леви Липман, выходец из Курляндии, исполнял при дворе обязанности "обер-гофкомиссара" и "коммерческого агента". Он был близок к Бирону, что дало повод одному иностранцу написать, что именно "Липман управляет Россией". После ссылки Бирона иностранная пресса сообщила и об удалении обер-гофкомиссара, но "Санкт-Петербургские ведомости" официально опровергли этот слух.

Екатерина II, считаясь с общественным мнением, официально запрещала, но, учитывая государственные интересы, тайно поощряла пребывание отдельных евреев в Петербурге. При ней, кстати, в результате грех разделов Польши (1772, 1792 и 1795 годов) Россия вдруг стала местом пребывания самой большой еврейской общины в мире.

В 1773 году Екатерина II, отвечая Дидро на его вопросы о евреях, писала: "Вся Белоруссия кишит ими, трое или четверо находятся уже давно в Петербурге. У меня был духовник, у которого они квартировали. Их терпят вопреки закону, делают вид, будто не знают, что они в столице". В 1791 и 1794 годах были изданы указы, положившие начало печально знаменитой черте оседлости. Однако русское правительство не раз пользовалось услугами евреев. Например, во время войны против Наполеона они доставляли секретные сведения о расположении неприятельских войск. Так, житель Белостока, Гирш Альперн, был в сентябре 1811 года специально вызван в Петербург для награждения пятьюдесятью червонцами и перстнем стоимостью четыреста рублей за помощь русской армейской разведке. Его принимал сам военный министр Барклай-де Толли.

Несмотря на запреты, уже в 1826 году в столице проживали 159 еврейских семей (всего 248 человек), в основном коммерсанты и ремесленники. Бывали анекдотичные случаи. В 1835 году в царствование Николая 1 в Петербург приехал из Могилева некто Меерзон, шлифовальных дел мастер, "дабы изучать догматы православия и принять крещение" (на родине он боялся это сделать). Полиция же, руководствуясь "Положением о евреях", которое не вникало в такие проблемы, его выслала. Чтобы впредь не допускать подобных случаев, обер-прокурор явился к царю со всеподданнейшим докладом, где предлагал смягчить законодательство в этом вопросе. Николай 1 передал дело на рассмотрение в Государственный совет, который отклонил ходатайство, обосновав свое решение в частности тем, что изучение догматов православия - только предлог, выдуманный евреями с целью пробраться в столицу.

Еврейское население Петербурга значительно увеличилось в пятидесятые-шестидесятые годы после реформ Александра II, когда вне "черты" было разрешено селиться купцам первой гильдии, лицам с высшим образованием, ремесленникам и отставным нижним чинам. И все же евреи составляли не более одного процента населения столицы.

В 1868 году по официальным данным
в Спасской части проживали 635 человек,
в Московской 423,
в Казанской - 324.
Всего в Петербурге насчитывалось 2612 евреев.

В действительности их было на треть больше, ибо некоторые въехали нелегально, что подтверждается более точными сведениями 1869 года: 6654 человека.

Год - мужчины - женщины - всего - процент к населению:
1826 ----------- -------------- 248 ---------
1869 -- 3751 -- 2903 -- 6654 -- 1.00%
1881-- 8839 -- 7987 -- 16826 -- 1.95%
1890 -- 8079 -- 7252 -- 15331 -- 1.61%
1897 -- 8942 -- 8002 -- 16944 -- 1.34%
1900 -- 10714 -- 9671 -- 20385 -- 1.41%
1910 -- 17766 -- 17229 -- 34995 -- 1.84%
1917--------- --------- 50000 -------
1920 -- 11700 -- 13753 -- 25453 -- 3.52%
1923 -- 25739 -- 26635 -- 52373 -- 4.89%
1926 ------------ -------------- 84480 ----------

Следует иметь в виду, что данные до семнадцатого года не учитывают крещеных и нелегально проживавших в столице евреев. В послереволюционных переписях национальность называл сам опрашиваемый, следовательно, в них в качестве евреев не фигурируют люди, себя таковыми не считавшие (около 20 процентов, см. В.И.Биншток, С.А.Новосельский, "Демографический очерк", - В сб,: Вопросы биологии и патологии евреев. Л., 1926).

Евреи в Петербурге отличались высоким уровнем грамотности по сравнению с нееврейским населением, но не так сильно, как в провинции. В 1868 году 72 процента евреев и 47 процентов евреек столицы были грамотны (среди православных соответственно 54 процента и 41 процент). Это были в основном ремесленники, коммерсанты, а также формировавшаяся светская интеллигенция (врачи, адвокаты, журналисты). В 1881 году из 800 тысяч петербуржцев евреев было уже 17 тысяч. Из них

две тысячи человек считали родным языком русский,
500 - немецкий,
90 - польский,
50 - татарский,
37 - турецкий и
14 тысяч - идиш.

В 1910 году только 55 процентов евреев Петербурга назвали еврейский язык родным. Этим они сильно отличались от своих соплеменников в западных губерниях, где почти все говорили на идише.

В конце девятнадцатого - начале двадцатого века центр еврейской жизни в Петербурге переместился в Коломну (территория за Крюковым каналом), где и расположено большинство интересующих нас достопримечательностей.

Отзывы покупателей

К настоящему времени нет отзывов, Вы можете стать первым.
Поделись своими мыслями с другими посетителями: Написать отзыв

Добавить свой отзыв через Facebook

Подпишитесь на рассылку с новостями и скидками сейчас:  

 

astrolog-2

Мы вас слушаем!

Мы вас слушаем!


Пожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
Ваши предложения по улучшению магазина