Шизофренияяяяяяяя

Автор: Segal, Ester

 

Количество: 

Таки хочу!

Цена: $US12.00

Стоимость в других валютах

$US12.00
10.33EUR
CDN$15.48
697.92руб.
42.14₪
322.32грн.

В наличии на этом складе: 3 шт.

Наличие на других складах:
0
0
0

Номер по каталогу: 12277000
Год издания: 2013
Cтраниц: 184
Вес: 0.14 kgs
Язык: Русский
Обложка: мягкая
Формат: 11x1x16

 

Посетители, которые заказывают этот товар, также выбирают

Описание

Роман-бред. Пациентка психиатрической лечебницы решает любой ценой избавиться от лекарств, чтобы вернуться в яркий мир фантазии, но при этом выглядеть здоровой. Ее борьба за достижение этой цели, а также параллельное, почти детективное расследование, в которое ей приходиться включиться, и стали основой этой книги.

Фрагмент из книги:

Глава 1. На волю
Утро выдалось не самое удачное. Из таких, с приходом которых долго пытаешься не согласиться. Но они все равно прут, неизбежные, как дежурный осмотр. И единственное, что ты можешь у них отыграть, так это относительную уверенность, что сегодня ты проснулся самим собой.
Впрочем, кто сказал, что это выигрыш?
Иногда мне кажется, что просыпаться кем-то другим предпочтительнее. Интереснее, уж во всяком случае.
А иногда мне кажется, что не собой и есть по-настоящему собой. Только так-то и есть по-настоящему.
И вот именно тогда, когда я так подумала в первый раз, тогда-то у меня возникла моя идея. Поначалу даже не возникла, только полыхнула где-то внутри маленькой и далекой зарницей. И тут же исчезла. А я притаилась и стала ждать ее возвращения, чтобы тогда уже быть готовой и не упустить, а вглядеться в ее ломаную линию, и запомнить, и в одно мгновение вобрать ее всю в себя, а потом расшифровывать на досуге. Тем более что чего-чего, а уж досуга у меня было предостаточно. Как будто специально для того, чтобы разжевывать идею до полного понимания, до каши, до такой степени, чтобы помнить ее даже во сне. И даже в чужом сне.
Так, я уже, кажется, совсем вас запутала, а ведь у меня совершенно противоположная цель: я решила начать этот дневник как раз для того, чтобы выпутаться и разобраться.
И вам помочь разобраться.
В чем?
Знаете что? Давайте-ка я лучше начну по порядку…
Три месяца назад я попала в больницу.
Как это произошло, я не помню. Должно быть, меня нашли на улице. Или соседи вызвали скорую помощь.
Мне кажется, что потом, в процессе лечения, мне кто-то что-то об этом говорил, но я не поняла или не запомнила. Я вообще не придаю значения таким мелочам, поэтому не уделила информации о моем прибытии в лечебницу должного внимания.
Как меня лечили, я тоже не помню. Помню только то, что происходило после одного чаепития.
Вот так: сидела за столом и не понимала, кто я, где я и что со мной. И вдруг увидела чашку. Обычную чашку из грубого фарфора. Белую с бледными цветами, розовыми и фиолетовыми, симметрично наляпанными с двух сторон. С легкой продольной трещинкой, совершенно недоступной для проникновения капель, но уже сильно впитавшей чайный цвет и потому очевидной для глаза.
Вот представьте себе: так сидишь, ничего не соображаешь и вдруг… чашка. И ты понимаешь, что это чашка. И внезапно так сильно постигаешь факт существования этой чашки, как будто сам сливаешься с ней. И чувствуешь, что в этой трещинке сфокусирована сама жизнь. И что все тайны бытия пульсируют в этой чашке, когда ты подносишь ее к губам, а теплое пойло колышется и штормит в ее нехитрых берегах. И что Кант должен катиться к чертям со своими нелепыми определениями вроде "вещи в себе". Потому что какая же эта чашка, например, вещь в себе, если я ее понимаю, как саму себя. И даже лучше, потому что себя я еще не вспомнила, а чашку уже впитала в душу.
Вот с этой чашки все и началось.
Потом я покатала во рту чайную волну и подумала о ее вкусе.
Потом я обратила внимание на стол, покрытый клетчатой клеенкой.
Потом увидела на клеенке несколько липких лужиц.
Потом заметила блюдо, на котором уже ничего не было, кроме нескольких вафельных крошек.
Потом я посмотрела по сторонам.
Там обнаружилось несколько мужчин и женщин в одинаковых халатах. Выражения лиц у них были разные, но в основном унылые. Только один безмятежно улыбался, глядя на собственные войлочные тапки.
Подошва одного его тапка была оторвана и слегка топорщилась. Причем хозяина тапка, по-видимому, это очень радовало и он периодически наступал ногой в другом тапке на эту оторванную подметку, отпускал ее и прислушивался, как она, амортизируя, слегка шлепала по ступне. Тогда он так же тихо подхихикивал процессу.
Тут-то я и поняла, что нахожусь в психушке, и тогда только догадалась осмотреть саму себя.
На мне был такой же халат, как и на остальных пациентах. А тапки – резиновые и совершенно явно не мои.
Я провела рукой по волосам – причесаны и завязаны в хвост. Спасибо медсестрам, значит, они тут неплохо справляются.
За представлением того, как выглядит моя прическа, пришли и воспоминания о моем лице, которым я всегда была очень довольна.
Вот тут и я улыбнулась, заканчивая реальный и мысленный обзор, максимально возможным образом воссоздав картину происходящего и моего в нем места.
С этого дня врачи решили, что я пошла на поправку.
И, соответственно, я себя в этих стенах помню чуть больше месяца, который пробежал довольно быстро, весь напичканный процедурами, осмотрами и задушевными беседами с лечащим врачом, всегда очень позитивно настроенным и очень довольным прогрессом (не вообще прогрессом, а моим личным как его подопечной).
Вот и этим утром мне предстояло усесться в его кабинете, позволить широкому столу темного дерева с бликующим покрытием из оргстекла разделить нас в этом чересчур интимном пространстве и выслушать последние комплименты и важные напутствия.
– Дорогая! – сказал он мне. – Вы выглядите отлично!
– Спасибо! – ответила я и чуть не добавила, что он-то сегодня (впрочем, как и всегда) смотрится не ахти.
– Мы с вами расстаемся, – продолжил он.
"Надеюсь, навсегда!" – чуть было не сорвалось у меня вербальное отражение внутренней речи.
– Надеюсь, к нам в стационар вы больше не вернетесь, – поддержал он мою так и не озвученную мысль, – а будете посещать нас только изредка и только амбулаторно.
– Как часто? – спросила я, цепляясь за то главное, что меня реально беспокоило.
– Сначала раз в неделю, потом, если все будет в порядке, сократим встречи до двух и даже одного раза в месяц.
Я кивнула.
– Самое главное, – продолжил он, – это регулярный прием лекарства. Не пропускайте положенные часы.
С этими словами он придвинул ко мне по столу пузырек со знакомыми таблетками и проштампованный листок и прокомментировал:
– Вот лекарство на первое время и рецепт на следующую порцию. Она вам потребуется только через две недели, но я даю вам рецепт уже сейчас, хоть мы и должны увидеться раньше. Это на всякий случай – пусть будет.
– Спасибо, – снова поблагодарила я.
– Увидимся в следующий вторник, здесь же, в одиннадцать утра.
– Отлично.
– Да, и вот еще что: там медсестры приготовили для вас кое-что. Сюрприз так сказать, – он ухмыльнулся в усы. – Вы ведь к нам зимою поступили, а сейчас весна в самом разгаре, так что Ваши вещички не по сезону.
– Точно, – впервые задумалась я о том, в каком виде покину это место.
– Наши девочки об этом позаботились, – снова улыбнулся доктор. – Возвращайтесь в отделение и примерьте обновки.
– Спасибо! – сказала я в третий раз.
– Им спасибо скажете.
– И им скажу, не беспокойтесь.
– Об этом я как раз не беспокоюсь, – ответил он. – Я беспокоюсь, как вы справитесь.
– Я справлюсь.
– Ну, и отлично. И да, чуть не забыл: к вам домой патронажная сестра будет иногда наведываться – уж вы не обессудьте.
– Хорошо, – сказала я и с трудом удержалась от того, чтобы продемонстрировать ему свое разочарование.
– Отлично, отлично, – вновь повторил он свой припев и встал, делом подтверждая конец аудиенции.
– До свидания, доктор! – попрощалась я.
– До встречи! – слегка подправил он.
И я пошла к медсестрам за сюрпризом.
Сюрприз оказался так себе, но все равно приятный: для меня собрали кое-какую одежонку. Частью ношеную, но кое-что было новое (например, носки и футболка).
В общем, все вместе – джинсы, футболка и ветровка – смотрелось неплохо.
А главное – туфли: удобные, на платформе, глубокого синего цвета и точно моего размера, так что я даже поразилась, как они угадали (ногу мою, что ли, замеряли, пока я спала?) – это, да, было круто.
Во все это я облачилась в туалете и, совсем готовая к уходу и совсем новая для медсестер, привыкших к моему халату и резиновым шлепанцам, расцеловалась с ними со всеми. 

Отзывы покупателей

К настоящему времени нет отзывов, Вы можете стать первым.
Поделись своими мыслями с другими посетителями: Написать отзыв

Добавить свой отзыв через Facebook

Подпишитесь на рассылку с новостями и скидками сейчас:  

 

nepokor2

Мы вас слушаем!

Мы вас слушаем!


Пожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
Ваши предложения по улучшению магазина