Звучание тишины

Количество: 

Звучание тишины

$US17.30
$US34.60

- читать все обзоры этого автора

Дата добавления: Wednesday 14 March, 2012

4 из 5 звезд!

Холмянский рассказывает о том, как через два десятилетия после окончательного, казалось бы, разгрома еврейской культуры в СССР началось еврейское возрождение, как сам он во второй половине 1970‑х (тогда его звали еще Александром) вошел в это движение, стал преподавателем иврита, активистом алии, а потом узником Сиона.

Книга его делится на две почти равные части. Первая посвящена истории изучения иврита в СССР в 1970–1980‑х годах, когда за несколько лет то, что начиналось с одного-двух человек (Холмянский называет этих «первопроходцев»: Моше Палхан и Владимир Шахновский), превратилось в разветвленное движение, охватывающее десятки учителей и сотни учеников в одной Москве. Однако за пределами Москвы и Ленинграда иврита по-прежнему не существовало – знавшие язык синагогальные старики не собирались переквалифицироваться в педагогов, а молодых преподавателей попросту не было. Холмянский вместе с двумя Юлиями – Кошаровским и Эдельштейном – взял на себя организацию всесоюзной сети: поездки в провинцию, летние лагеря, снабжение учителей в регионах необходимыми пособиями.

Дотошность Холмянского-мемуариста, его пристрастие к деталям и подробностям делают его книгу, несмотря на неизбежные мелкие ошибки памяти, источником первостепенной важности для любого историка, который возьмется изучать отказническую среду или просто еврейскую жизнь в Советском Союзе в описываемый период. Автор дает развернутые характеристики региональных общин и активистов: Душанбе, Самарканд, Одесса, Тбилиси, Ереван (едва ли не единственный город в Союзе, где местные власти сквозь пальцы смотрели на занятия ивритом). Он описывает разные тактики поведения на допросах, приемы гэбэшных провокаций, слежку, систему конспирации, каналы поступления и передачи информации за рубеж, зоны ответственности тех или иных неформальных лидеров движения, два лагеря: «культурников» и «политиков»…

Вторая половина книги – это рассказ о пребывании автора в тюрьме и на зоне. Поводом к аресту послужил нелепый инцидент: Холмянский вскрыл почтовый ящик в эстонском поселке, где находился еврейский летний лагерь, – одна из участниц группы, забыв о конспирации, написала родным письмо, и его нужно было срочно вернуть, чтобы не рассекретить свое местоположение. Пока он дожидался суда по обвинению в хулиганстве, в его московской квартире был проведен обыск, в ходе которого «нашлись» вальтер и четыре десятка патронов к нему. Но дальше началось непонятное: номер пистолета не был внесен в протокол обыска, в итоге оружие из дела выпало, и на суде фигурировали только патроны. В итоге приговор – полтора года заключения – оказался даже по относительно вегетарианским позднесоветским меркам мягче мягкого.

Практически весь период следствия и значительную часть лагерного срока Холмянский держал протестную голодовку, подвергался принудительному кормлению (в какой-то момент его вес упал до 42 килограммов), пять с половиной месяцев провел в карцерах. Все это время в мире шла кампания за его освобождение, в которой принимали участие самые разные люди – от рядовых энтузиастов до Маргарет Тэтчер и Джорджа Шульца. В начале 1986‑го Холмянский вышел из лагеря, а еще через два года прилетел в Израиль. Такой вот хеппи-энд.

Ресурс статьи


  • Назад
  •  

Подпишитесь на рассылку с новостями и скидками сейчас:  

 

purim1

 
Мы вас слушаем!

Мы вас слушаем!


Пожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
Ваши предложения по улучшению магазина