ƒо сих пор

јвтор: Agnon, Shmuel Yosef

»здательство: Knijniki

 

÷ена:$US6.40  $US12.80

—тоимость в других валютах

$US6.40
5.51EUR
CDN$8.26
372.23руб.
22.47₪
171.90грн.

Ќет в наличии

«арегистрируйтесь и войдите, чтобы запросить книгу на этот склад

Ќаличие на других складах:
0
0
0

Ќомер по каталогу: 12395000
√од издани€: 2012
Cтраниц: 346
ISBN: 978-5-9953-0170-7
¬ес: 0.28 kgs
язык: –усский
ќбложка: тверда€
‘ормат: 12x2x17

 

ѕосетители, которые заказывают этот товар, также выбирают

 

ќписание

"ƒо сих пор" (1952) - последний роман основоположника современной ивритской литературы, крупнейшего еврейского прозаика, лауреата Ќобелевской премии, котора€ была присуждена ему за "глубоко оригинальное искусство повествовани€, наве€нное еврейскими народными мотивами" Ўмуэл€-…осефа јгнона. Ѕур€ ѕервой мировой войны настигла геро€ романа, в котором угадываютс€ черты автора, в дешевом берлинском пансионе. —тремление помочь вдове старого друга заставл€ет его пуститьс€ в путь. ќн едет в Ћейпциг, потом в маленький город √римму, возвращаетс€ в Ѕерлин, где мыкаетс€ в поисках пристанища, размышл€€ о встреченных люд€х, ужасах войны, переплетении человеческих судеб и собственном загадочном предназначении в этом мире. Ќеприт€зательна€, казалось бы, истори€, но столько в ней надежды и горечи, с такой иронией и грустной мудростью она рассказана, что надолго остаетс€ в пам€ти - когда точной фразой, когда глубокой мыслью, а когда и вс€ цели ком как счастливо выпавша€ возможность поговорить с умным человеком о жизни и судьбе.

‘рагмент из книги:

¬ дни большой войны € жил на западе Ѕерлина. Ќашел € себе там комнату с балконом в небольшом пансионе на ‘азаненштрассе, вблизи зоопарка.  рохотна€ была комнатушка, и такой же, под стать ей, балкон, но человеку неприхотливому, вроде мен€, способному довольствоватьс€ малым, и это могло сойти за жилье.

«а все врем€ моей жизни там € ни разу не общалс€ ни с хоз€йкой пансиона, ни с другими его обитател€ми. ѕо утрам служанка приносила мне на подносе стакан кофе и два-три ломтика булки, и раз в неделю к этому добавл€лс€ квартирный счет. „ем меньше становились ломтики и чем безвкусней кофе, тем больше становилс€ счет. Ќа том же подносе € оставл€л недельную плату и чаевые. ѕон€в по мне, что не любитель € пустой болтовни, служанка старалась входить и выходить неприметно. “олько однажды, как бы невзначай, она немного рассказала мне о делах пансиона. ‘рау “ротцмюллер, его владелица, давно овдовела, муж оставил ее одну с трем€ дочер€ми и родившимс€ под старость сыном, а сын этот ушел на войну и больше не вернулс€, никто не знает, погиб он или, может, попал в плен, и сколько мать и ее родичи ни старались, никаких следов найти не удалось. ћного было уже погибших на этой войне, и попавших в плен, и сгинувших без вести, как отыскать средь них безвестного сына безвестной женщины, малую пылинку, несомую вихрем сражений?! ’оз€йка и ее дочери не обремен€ли своей бедой жильцов пансиона, а те не обремен€ли себ€ излишними расспросами. ¬от так оно в жизни: озабочен каждый своими невзгодами и нет в его душе свободного места дл€ несчастий ближнего. я же, страдавший бессонницей, часто слышал по ночам, как осиротевша€ мать оплакивала своего сына.

≈ще как-то раз служанка рассказала о пансионе, что в самой большой его комнате живет девушка из богатой семьи, приехавша€ из деревни подучитьс€ в городе хорошим манерам, комнату напротив нее снимает чиновник из налогового ведомства, а еще в одной комнате нашли себе прибежище двое стариков, муж и жена, бежавшие из какого-то города, оказавшегос€ в полосе боевых действий. ¬ остальных же нескольких комнатах обитают как бы посто€нные посто€льцы — те, что приезжают в Ѕерлин регул€рно, всегда в одни и те же дни и на одно и то же врем€. Ќе знаю, с чего вдруг ей вздумалось рассказывать мне то, о чем € не спрашивал. «ачем же € об этом упоминаю? ƒабы оправдатьс€ перед собой, что не пыталс€ помен€ть свою комнатушку на лучшую. ¬едь попроси € у хоз€йки другую комнату, ее бы попросту не нашлось, кажда€ уже была кем-то зан€та.

∆ильцы вели себ€ тихо и спокойно, даже девушка из деревни, когда праздновала день рождени€ и пригласила к себе по этому случаю гостей, тоже не очень шумела. Ќе думаю, что они вели себ€ так из сочувстви€ к хоз€йке. Ёто сама война приглушила все голоса. ’от€ гром немецкой артиллерии сотр€сал половину мира, в самой √ермании немцы притихли.


— началом войны € забросил все свои дела, даже мое большое сочинение по истории одежды не имело продолжени€, ибо стоило послышатьс€ грохоту пушек, как все во мне словно оцепенело, осталось одно лишь желание — стиснуть все дни воедино, пока не настанет наконец день, когда уже не будет войны. “ак прошли зима, и лето, и снова зима. — возвратом новых весенних дней комнатушка мо€ стала как бы съеживатьс€, ибо половина ее всегда оставалась в тени, а другую половину, никогда не видевшую солнца, обгрызал холод. Ќе так ли обычно рассказывают в сказках: мол, даже солнце не любит жить во тьме — вот оно и избегало моей злосчастной комнатушки. я же, лишь недавно покинувший —трану »зраил€ и вкусивший уже от вкуса ее солнца, весь так и т€нулс€ к солнечному свету. —тоило мне, однако, выйти на балкон погретьс€, как приходилось тут же возвращатьс€, потому что пр€мо перед домом сто€ла группа деревьев, ветви которых поднимались до самого балкона, а листь€ на этих ветв€х были покрыты густым слоем пыли. »з-за войны и в рабочих руках была нехватка, улицу не поливали и не подметали, и, когда поднималс€ ветер, вс€ эта пыль неслась пр€миком на мой балкон. ¬от, даже деревь€, посаженные люд€м на радость, теперь несли им одни лишь невзгоды. ¬ерно сказано: "что человек, что дерево полевое?" «атевает человек войну, умножает людские беды и страдани€, а деревь€ спешат ему на помощь и в том соучаствуют.

ƒоселе — о делах квартирных. „то же до моих собственных дел, то следовало бы еще добавить, что € осталс€ без летней одежды и обуви дл€ лета. ѕо мере того как множилось число беженцев из прифронтовой полосы, умножалось и число благотворителей, которые собирали дл€ них носильные вещи, и € все мои летние костюмы и летние туфли отдал этим благотворител€м, а новые купить не сумел, потому что времена были военные: хоть и кроил еще портной, и тачал сапожник, но все дл€ тех лишь, кто зан€т был войной. ¬се то врем€, что € находилс€ в своей комнате, € не ощущал, какие на мне одежда и обувь, но, когда выходил на улицу, брем€ их зимней т€жести мен€ т€готило, и потому € помимо воли оставалс€ по большей части дома, в этой своей комнатушке, на одной половине которой, как € уже говорил, властвовал весенний холод, а другую половину пожирала темнота. 

ј между этими холодом и темнотой — ни проблеска, ни дуновени€, потому что те деревь€, что поднимали свои кроны к самому моему окну, гасили вс€кий свет и наполн€ли комнату одним лишь запахом пыли. ƒаже утренние росы и вечерние дожди не росой и не дождем пахли, а все той же пылью, только мокрой.

 то знает, сколько б € еще ма€лс€ в том Ѕерлине, в той комнатушке, и в той темени, и в той стуже, и в той пыли, когда б не внезапное письмо от несчастной вдовы доктора Ћеви. ќна просила мен€ приехать в √римму, посоветоватьс€ насчет книг, оставшихс€ после покойного мужа, потому что не знала, что с ними делать.

√нетущим было мое пребывание в Ѕерлине, но еще более гнетущим был мой отъезд. »з-за войны порушились все пор€дки в немецком государстве, и даже сама€ мала€ поездка оборачивалась теперь большой трудностью. ѕоезда запаздывали с прибытием и медлили с отправлением, а то и не приходили вовсе и не любому человеку в любую минуту были доступны, потому что набиты были битком. ј если все-таки выпадала удача и удавалось кой- как устроитьс€ на самом краешке вагонного сидень€ и добратьс€ до места своего назначени€, то там надлежало еще испросить у местных полицейских чинов "вид на проживание", а у немецких чинов и в мирное-то врем€ лица были воинственны донельз€, а уж в военное — и того страшнее.

¬от так обсто€ли дела, и даже того хуже: ведь пропитание дл€ людей повсюду стало нормировано и на каждую крошку пищи требовалс€ теперь "талон", а талоны, действительные в одном городе, не имели силу в другом. ќтправитс€ человек в путь, забудет вз€ть с собой продовольственные талоны — и будет всю дорогу терзатьс€ голодом. ¬ общем, достаточно было причин не ехать по приглашению. 

ћне, однако, живо представилось горе женщины, оставшейс€ без мужа, а тут еще покойный супруг к тому же оставил по себе наследие, с которым никак не управитьс€ женским рукам, и вот теперь эта женщина обращает свой взор ко мне, в надежде на мою помощь. ѕрипомнились мне и былые дни, проведенные в обществе доктора Ћеви, и его жена р€дом с ним, така€ мила€ и симпатична€. я бросил размышл€ть о т€готах пути и настроилс€ ехать.

» едва € настроилс€, перед моим мысленным взором, как живой, встал городок доктора Ћеви, каким € видел его годы назад, до войны, когда бывал у него в гост€х. ¬от она, та маленька€ √римма, — дремлет себе спокойно в мирной летней тишине. ј вот он € — расхаживаю по библиотечным комнатам в квартире доктора Ћеви.  акими радостными, какими счастливыми были те дни! » вот сейчас, когда мен€ прос€т приехать в эту √римму, — да как же мне не поехать?!

», не раздумыва€ больше, € зан€лс€ приготовлени€ми к поездке. Ќачал с пересмотра своих пожитков — что важно, что не важно, что стоит сохранить, что стоит выбросить. ѕотом перелистал накопившиес€ рукописи. –аскрыл свое большое сочинение об одежде, просмотрел и его, вырвал безжалостно все страницы, которые показались не так уж необходимыми, и обрезал пол€ всех оставшихс€, чтобы облегчить их перевозку. ѕокончив с этим, сообщил служанке, что покидаю на врем€ пансион, и отправилс€ в полицейский участок за разрешением на поездку. ѕотом вернулс€ в свою комнату, еще раз проверил приготовленную поклажу и присел в последний раз перед дорогой. Ќо тут служанка вошла снова и спросила, найдетс€ ли у мен€ минутка загл€нуть к ее хоз€йке. я сверилс€ с часами и пошел.

— той поры, что € поселилс€ у фрау “ротцмюллер, у мен€ еще не было случа€ говорить с нею, кроме того единственного раза, в день вселени€, когда она зашла со своими дочер€ми поприветствовать нового жильца. ≈й было лет п€тьдес€т, и когда-то она, видимо, была €ркой блондинкой, но теперь ее волосы уже густо присыпала седина, котора€ поднималась ото лба кверху до самой макушки. ¬ молодости она, веро€тно, и хороша была собой, а возможно, и очень хороша, потому что следы былой красоты сохранились в ее лице и поныне, но глаза — глаза уже были из тех, что знавали слезы. » былые слезы, и те, которыми она по ночам оплакивала пропавшего сына. 

ќтзывы покупателей

  насто€щему времени нет отзывов, ¬ы можете стать первым.
ѕоделись своими мысл€ми с другими посетител€ми: Ќаписать отзыв

ƒобавить свой отзыв через Facebook

ѕодпишитесь на рассылку с новост€ми и скидками сейчас:  

 

purim1

ћы вас слушаем!

ћы вас слушаем!


ѕожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
¬аши предложени€ по улучшению магазина