¬ тисках - между ёнгом и ‘рейдом

јвтор: Voronel, Nina

»здательство: Knijniki

 

÷ена:$US12.75  $US25.50

—тоимость в других валютах

$US12.75
10.97EUR
CDN$16.45
741.54руб.
44.77₪
342.47грн.

Ќет в наличии

«арегистрируйтесь и войдите, чтобы запросить книгу на этот склад

Ќаличие на других складах:
0
0
0

Ќомер по каталогу: 12394000
√од издани€: 2013
Cтраниц: 697
ISBN: 978-5-9953-0297-1
¬ес: 0.49 kgs
язык: –усский
ќбложка: тверда€
‘ормат: 12x3x17

 

ѕосетители, которые заказывают этот товар, также выбирают

ќписание

35 лет назад р€дом с именами двух светил психоанализа, «игмунда ‘рейда и  арла ёнга, вспыхнула еще одна €рка€ звезда. ¬ подвале ∆еневского института психологии был обнаружен пролежавший там 55 лет  запыленный чемоданчик, полный неизвестных доселе писем ‘рейда и ёнга к таинственной —абине Ўпильрайн. ¬ романе Ќины ¬оронель современные исследователи истории —абины по крупицам воссоздают, отчасти домыслива€, ее печальное существование и трагическую смерть в советской провинции. Ётот рассказ переплетаетс€ с исповедью самой —абины перед лицом неминуемой гибели и с драматическими судьбами свидетелей ее жизни.

‘рагмент из книги:

ќтрывок из главы «¬ерси€ —абины» - 1913 год

—векровь настаивала на том, чтобы € перестала заниматьс€ таким неженским делом, как наука, и приходила к нам по субботам с целью не дать мне работать над стать€ми. ј у мен€, как назло, в Ѕерлине выдалс€ необычайно плодотворный период. Ќесмотр€ на все трудности и неур€дицы € за два года написала одиннадцать статей.

 ак-то старуха €вилась к нам в субботу и застала мен€ за письменным столом. ¬рем€ обеда уже прошло, и голодный ѕавел слон€лс€ по квартире, отщипыва€ кусочки от оставшейс€ с вечера халы, потому что, увлеченна€ работой, € забыла приготовить обед. –азразилс€ грандиозный скандал, завершившийс€ требованием свекрови, чтобы € немедленно убиралась из дому. “ут мое терпение лопнуло, и € нагло объ€вила ей, что убиратьс€ должна она, а не €, потому что за этот дом плачу €.

—таруха буквально онемела от моей наглости, но через минуту пришла в себ€ и скомандовала ѕавлу: «ѕошли! “ы уйдешь из этого дома вместе со мной, и ноги моей здесь больше не будет!» ќна грохнула дверью, а ѕавел, тридцать три года живший, держась за материнский подол, виновато гл€нул на мен€ и потащилс€ за ней. ” мен€ еще хватило сил крикнуть им вслед: «„тобы € вас тут больше не видела!», после чего € села на пол и разрыдалась.

¬друг мен€ осенила гениальна€ мысль – а что, если уехать на несколько дней? ¬едь € свободна, как в молодости, и никто не сможет проверить, где € и куда исчезла.

»счезнуть мне было куда: несколько дней назад € получила письмо от юнги, в котором он сообщал мне, что собираетс€ поехать в ¬ену вы€сн€ть отношени€ с ‘рейдом. ј что если и мне махнуть в ¬ену и повидать юнгу, может, в последний раз? ѕисать ему было уже поздно, но € сообразила, что могу прийти в квартиру на Ѕерггассе и спросить ћинну, где и как найти юнгу. —сора с ѕавлом случилась крайне удачно, без нее у мен€ и мысли не было съездить в ¬ену – как бы € могла эту поездку объ€снить? ј теперь – вот благодать! - ничего никому объ€сн€ть было не надо.

я внимательно осмотрела себ€ в большом трехстворчатом зеркале – беременность мо€ была едва-едва заметна, и хорошее, умело подобранное платье могло ее полностью скрыть. я быстро уложила небольшой чемоданчик и отправилась на вокзал. –асчет у мен€ был простой – поезда на ¬ену ходили довольно часто, так лучше немного подождать на вокзале, чем задержатьс€ дома, куда в любую минуту мог €витьс€ полный раска€ни€ ѕавел.

Ќа вокзале пришлось прождать несколько часов. я провела их в вокзальном ресторане, все врем€ нервно погл€дыва€ на входную дверь в страхе, что ѕавел придет сюда мен€ искать. Ќо никто, слава Ѕогу, не пришел, и ближе к полуночи € со своим чемоданчиком комфортабельно разместилась в спальном вагоне – хоть это стоило безумно дорого, лучше было истратить эти деньги на себ€, чем на размазню ѕавла и его несносную мать. ѕока € ждала, € набросала конспект статьи под названием «—векровь», в которой € описала конфликты, св€занные с фиксацией сына-супруга на семье родителей.

’оть было уже поздно, € не сразу смогла заснуть, снова и снова пережива€ безобразные событи€ этого дн€ и удивл€€сь собственной безрассудной решимости.  уда € еду? «ачем? „то мен€ там ждет? ”вижу ли € юнгу? ќбрадуетс€ ли он мне? Ќу ладно, если даже все сложитс€ не так, как € хочу, все равно это лучше, чем сидеть в пустой квартире, по которой нос€тс€ тени нашего посто€нного неисправимого несогласи€. ћаленький человек в моем животе вел себ€ тихо – он еще не достиг того уровн€, когда дит€ за€вл€ет о своих правах, нещадно колот€ мать ручками и ножками.

√рандиозным усилием воли € заставила свои мысли течь в другом направлении – € стала вспоминать свою жизнь в ¬ене, где провела шесть напр€женных мес€цев, стажиру€сь в еженедельном психоаналитическом семинаре ‘рейда, проходившем в его квартире на Ѕерггассе. “огда € оказалась в эмоциональных клещах: с одной стороны, € т€жело переживала свой разрыв с ёнгом, с другой – члены ‘рейдовского семинара относились ко мне не слишком доброжелательно именно из-за моей св€зи с ёнгом, которого терпеть не могли.

Ќо в конечном счете свое пребывание в ¬ене € могла считать успехом – € была второй женщиной, прин€той в члены семинара, и сам великий «игмунд ‘рейд проникс€ ко мне дружеской симпатией, длившейс€ долгие годы. ≈динственной потерей за эти шесть мес€цев можно было считать отсутствие сил и времени, чтобы хорошенько рассмотреть этот замечательный город, до краев наполненный искусством, как ни один город мира. ћожет, за подаренные мне судьбой несколько дней € смогу восполнить этот пробел? — этой при€тной мыслью € дала, наконец, ровному покачиванию вагона усыпить и мен€, и мое дит€.

я спала долго и проснулась перед самым прибытием в ¬ену. —то€ло самое начало лета, день выдалс€ хоть солнечный, но не жаркий. я с легкостью добралась до знакомого мне по прошлому пансиона « осмополит», расположенного в дев€том районе неподалеку от Ѕерггассе. Ќаскоро умывшись и сменив дорожный костюм на более элегантное летнее платье, € отправилась в св€тилище ‘рейда.

— трепетом вошла € в хорошо знакомый подъезд с цветными лестничными витражами, выход€щими во внутренний дворик, и подн€лась на третий этаж.   счастью, дверь мне отворила не дотошна€ ћинна, вечно желающа€ знать, кто, куда и зачем, а нежна€ красавица, старша€ дочь ‘рейда, —офи, котора€ еще помнила мен€ по прошлым семинарам. ≈й было все равно, зачем мне знать о времени свидани€ ее отца с доктором ёнгом – она загл€нула в отцовский дневник и сказала, что доктор ёнг должен быть у них послезавтра в два часа пополудни.

ќкрыленна€ так удачно полученной информацией, € помчалась вниз по лестнице, стара€сь поскорей убежать от настигающего мен€ крика ћинны: «—офи, кто это приходил?» ћне казалось, что сейчас сама ћинна помчитс€ по лестнице мне вслед, чтобы выпытать, зачем мне понадобилось знать о предсто€щей встрече профессора с доктором.

я вышла на солнечную сторону улицы и почувствовала давно забытую беспричинную и, казалось, навсегда потер€нную радость жизни. я была в любимой ¬ене, а не в ненавистном Ѕерлине, € была свободна от мелочного надзора зануды ѕавла, € могла спланировать неожиданную встречу со своим любимым юнгой и утешить его, в каком бы отча€нии он ни вышел после встречи с профессором.

ј мне было очевидно, что он выйдет от ‘рейда в отча€нии. ”же не говор€ о бродивших в психоаналитическом сообществе слухах, просто по письмам юнги и по письмам ‘рейда можно было предвидеть, что ничего хорошего от этой встречи не приходитс€ ожидать. Ќедавно ‘рейд написал мне: «ћое личное отношение к вашему германскому герою окончательно разрушено». я не уверена, имел ли он в виду моего воображаемого «игфрида или моего реального ёнга, но в любом случае никакой надежды на примирение эти слова не предвещали.

»справить их отношени€ € не могла, но могла, по крайней мере, перехватить юнгу на обратном пути и хоть немного зализать его раны. я остановилась на углу ѕорцелланштрассе, пыта€сь определить место, откуда € смогу наблюдать завтра за входной дверью в подъезд ‘рейда, чтобы не пропустить юнгу.

  сожалению, такого хорошего места на улице € найти не смогла – дома тесно прижимались друг к другу, не оставл€€ ни просветов, ни щелей, деревьев на Ѕерггассе не было, а из ближайшего кафе за углом подъезд ‘рейда не был виден. “огда € вернулась обратно и вошла в подъезд. Ќижн€€ часть вестибюл€ представл€ла собой широкую – от стены до стены – короткую лестницу в три ступеньки, за несколько шагов от которой поднималась насто€ща€ крута€ лестница с литыми чугунными перилами и витражами.

»з-за цветных витражей нижн€€ широка€ лестница была освещена очень слабо, а дальние ее углы возле стен вообще тонули в полутьме. я решила прийти за дес€ть минут до двух в темном платье и в шл€пе, скрывающей мое лицо, и стать в слабоосвещенном углу. я была уверена, что юнга, нервно сосредоточенный перед решительной встречей со старым другом и новым врагом, даже не заметит смутную женскую фигуру в дальнем углу вестибюл€.

“еперь мне оставалось только с легким сердцем пойти осматривать венские красоты. ÷елых два дн€ € проболталась в этом красивейшем уголке мира, иногда заход€ в кафе, чтобы передохнуть и расслабитьс€.

Ќакануне рокового дн€ € вернулась в свой пансион, устала€, но счастлива€, размышл€€ по дороге о том, что, похоже, звезда ‘рейда уже вынырнула из гр€зи и начала подниматьс€ над горизонтом все выше и выше. » мне стало невыносимо больно, что именно в этот момент юнга по странному взаимному капризу вынужден был отколотьс€ от своего друга и учител€.

я так устала, что уснула немедленно, и только утром, принима€ ванну, подумала – а вдруг он приедет не один, а с женой? Ёто так естественно, чтобы она не оставила его одного в такой решительный час. ¬едь ‘рейд жаловалс€ мне, что она написала ему письмо, полное беспокойства из-за этой, как ей казалось, бессмысленной распри. ћне же эта распр€ бессмысленной не казалась, € видела в ней столкновение двух непомерных амбиций, которые нельз€ было насытить ничем, кроме взаимного пожирани€.

ќт мысли, что юнга придет к ‘рейду с Ёммой, у мен€ совершенно пропал аппетит и даже природа стала подыгрывать драме с печальным концом – вдруг откуда ни возьмись набежали угрюмые серые тучи, и в один миг солнечный день превратилс€ в дождливый. я потратила утро на приведение себ€ в самый лучший вид. ѕока € причесывала волосы и подводила брови, € пришла к выводу, что юнга не возьмет с собой Ёмму на последний бой с ‘рейдом: они, как сказочные герои, должны сразитьс€ один на один

ќт этого мне стало немножко легче. я одолжила зонтик у хоз€йки пансиона фрау ћоники, и, выйд€ загод€, неторопливо отправилась на Ѕерггассе. ƒождик моросил мелкий, не пронзительный, так что € добралась до рокового подъезда даже не промочив туфли. Ѕыло без четверти два. я отворила т€желую застекленную дверь, напоминающую ворота средневекового замка, и вошла в вестибюль. —квозь зат€нутое облаками небо, свет в подъезд пробивалс€ еле-еле, так что заметить мен€ в сумрачном дальнем уголке вестибюл€ было практически невозможно.

я уже стала подумывать, не присесть ли мне на ступеньку, как вдруг на улице перед входом по€вилс€ юнга. ћое сердце дрогнуло и закатилось куда-то под печень. ёнга был без Ёммы и без зонтика. Ёто означало, что она с ним не приехала, иначе она ни за что не отпустила бы его без зонтика в такую погоду. Ќо он не сильно промок, он шел под дождем всего лишь от трамвайной остановки, находившейс€ в двух минутах ходьбы от дома ‘рейда.  роме того, в те годы в ¬ене было неприлично выйти на улицу без шл€пы, так что лицо юнги под шл€пой осталось сухим.

ќн вошел в вестибюль, сн€л шл€пу, стр€хнул с нее капли и посмотрел на часы. ƒо встречи оставалось еще семь минут, а юнга был не из тех, что приход€т на важные свидани€ раньше назначенного времени. Ќетерпеливо притопыва€ правой ногой он безуспешно попыталс€ стереть ладонью дождевые капли с лацканов пиджака, и тут € неслышно подошла сзади и стала вытирать его пиджак своим носовым платком.

ёнга вздрогнул от неожиданности, резко обернулс€ и оказалс€ лицом к лицу со мной. «“ы! – воскликнул он, - жива€ или призрак?» - «–азве € похожа на призрак?» - «я шел сюда и мечтал, чтобы в эту трудную минуту ты оказалась р€дом со мной. ¬ таких ситуаци€х человеку часто €вл€ютс€ призраки». я обхватила руками его шею и поцеловала куда-то между носом и подбородком: «ƒай € теб€ поцелую, чтобы ты поверил, что € жива€. ј теперь иди наверх, а то опоздаешь!» - «Ќо как € теб€ потом найду?» - «я буду ждать теб€ в кафе на углу ѕорцелланштрассе. »ди скорей!» я слегка подтолкнула его в спину, и он стал подниматьс€ по лестнице медленно, как на эшафот.

«я надеюсь, на этот раз ваша беседа не продлитс€ тринадцать часов», - обнадеживающе сказала € ему вдогонку. ќн резко хохотнул и не ответил. я подождала в вестибюле, пока наверху не зазвенел звонок и не хлопнула дверь. Ѕольше мне делать тут было нечего.  ак бы € хотела бесплотным призраком проскользнуть за юнгой в облицованный дубовой панелью коридор, а оттуда в кабинет профессора, куда впускали только посв€щенных! ћожет, мое невидимое присутствие понизило бы накал их взаимной враждебности и см€гчило бы их нелепую распрю до мелкой ссоры?

я посто€ла в вестибюле еще пару минут, словно готов€сь к тому, что юнгу пинком выброс€т за дверь и спуст€т с лестницы, но ничего подобного не произошло, и € отправилась в назначенное кафе, готова€ к долгому ожиданию. ƒождь на врем€ прекратилс€, и € прошлась по ѕорцелланштрассе в поисках книжного магазина или газетного киоска.  иоск € нашла в соседнем квартале и, купив последний театральный журнал, уютно устроилась в кафе за угловым столиком под лампой с розовым абажуром.

Ќастроение у мен€ настолько улучшилось, что € с удовольствием выпила две чашки кофе с воздушными розовыми пирожными, которые подают только в ¬ене. Ќесмотр€ на трагическую драму отношений ёнга с ‘рейдом сердце мое эгоистически ликовало – он приехал в ¬ену без Ёммы и мечтал о встрече со мной!

Ќе могу сказать, сколько раз на улице начиналс€ и кончалс€ дождь, сколько раз € прочитала свой театральный журнал от корки до корки, пока, наконец в двер€х кафе не по€вилс€ высокий силуэт юнги. ƒождь как раз прекратилс€, и он сто€л в дверном проеме, держа шл€пу в руке и беспомощно озира€сь. ƒогадавшись, что от волнени€ он не может разгл€деть мен€ под розовым ореолом абажура, € встала с места и махнула ему рукой. ќн быстро, почти задева€ сид€щих за соседними столиками, подошел ко мне и упал на стул р€дом со мной.

¬гл€девшись в него, € впервые в жизни пон€ла выражение «на нем лица не было». “о есть лицо у него было, там было вроде бы все, как положено – нос, рот, глаза, брови - но все эти черты словно сдвинулись со своих мест и потер€ли св€зь между собой. —одрогнувшись от дурного предчувстви€, € осторожно спросила: «„то, вы рассорились окончательно?»

ќн дико посмотрел на мен€ и сказал: «’уже, чем рассорились». – «„то может быть хуже?» - «ћы довольно мирно обсудили наши коренные расхождени€, мы даже взаимно пожалели об обидных словах, написанных каждым из нас, и решили внешне сохранить форму мирных отношений ради спасени€ нашего общего дела. ѕосле чего € подн€лс€ уходить, и «игмунд, провожа€ мен€, вышел за мной в прихожую. ќн хотел прот€нуть мне руку, но рука его так дрожала, что он уронил на пол стопку книг, лежавших под зеркалом. » тогда € сказал, что у него очевидный сильный невроз, и € готов провести с ним несколько сеансов психоанализа, чтобы вы€снить причину этого невроза. » тут – нет, € не смогу тебе этот ужас передать! – лицо его исказилось странной гримасой, глаза закатились под веки и он грохнулс€ в обморок со всей высоты своего роста».- «‘рейд упал в обморок? ј ты что?»

«я застыл, парализованный ужасом, но не успел € опомнитьс€ и наклонитьс€, чтобы проверить, не разбил ли он голову, как в прихожую выскочила кудахтающа€ женска€ толпа. Ќе знаю, сколько там было женщин – п€тнадцать, двадцать, сорок, во вс€ком случае, не меньше дес€ти. » все они вопили дурными голосами и заходились в истерике, все, кроме ћинны Ѕернес. ќна твердым хоз€йским шагом подошла к бездыханному «игмунду и убедилась, что, к великому счастью, он ничего не повредил, потому что упал на м€гкий ковер, лежащий у входа. я хотел предложить ей медицинскую помощь, но она взгл€нула на мен€ так, словно из глаз ее вылетели пули, и сказала тихо и вн€тно – "”бирайтесь вон, доктор ёнг. » чтобы ноги вашей больше никогда не было в этом доме!"

я повернулс€ и пошел к двери, краем глаза заметив на ходу бессловесную жену «игмунда, ћарту, робко притаившуюс€ в уголке. ћне показалось, что она не решаетс€ подойти к мужу без разрешени€ ћинны. я тут же одернул себ€ – какое мне дело до их запутанной семейной неразберихи на фоне того, что произошло между мной и «игмундом? Ётот обморок стал последним решающим толчком нашего окончательного разрыва».

ёнга говорил, не останавлива€сь, как пь€ный, не дава€ себ€ перебить ни возражением, ни вопросом. Ќа миг он запнулс€, чтобы перевести дыхание, и мне наконец удалось ворватьс€ в безумный поток его речи: «√осподи, почему? Ќу, упал человек в обморок, что с того?» - «ѕотому что это был не обморок, а бегство от наших отношений отца и сына. ќн пон€л, что € больше не хочу быть сыном и наследником, а в качестве свободного союзника € ему не нужен. ќн не допускает р€дом с собой свободных союзников, ему нужны только рабы и поклонники. Ѕлагодарю вас, но эта должность не дл€ мен€!»

ёнга начал было подниматьс€ со стула, чтобы расклан€тьс€ перед воображаемым противником, но тут к нашему столику подбежала официантка с вопросом, что он будет пить. ќн уставилс€ на нее невид€щим взгл€дом, и € быстро заказала дл€ него кофе с пирожным, чтобы она поскорей ушла. Ќо он ее остановил: «» двойную порцию конь€ка». ќфициантка ушла, и он повернулс€ ко мне – на глазах у него были слезы: «“ы понимаешь, семь лет мо€ жизнь была наполнена нашей перепиской с «игмундом. я сообщал ему обо всех своих мельчайших душевных движени€х.  ак же € буду теперь жить без него?"

ќфициантка поставила перед юнгой чашку кофе и бокал с конь€ком. ќн быстро подн€л бокал и начал пить мелкими жадными глотками, предоставив мне, наконец, возможность вставить слово в его лихорадочную речь. «“ы перестанешь быть сыном и станешь отцом новой школы. “вои идеи о коллективном бессознательном уже готовы, они просто еще не отшлифованы. ƒл€ этого нужно врем€ – теперь, свободный от вашей бессмысленной переписки, ты займешьс€ шлифовкой своих гениальных идей».

≈го рука с бокалом застыла в воздухе: « акое счастье, что ты сегодн€ приехала.  ак ты догадалась? Ѕез теб€ € бы сошел с ума!» - «ј ты в ¬ене один? Ѕез Ёммы?» - «ќна рвалась ехать со мной, но € упросил ее остатьс€ с малышом – у него, кажетс€, начинаетс€ корь. ј ты – ты приехала одна?  ак тебе это удалось? ¬едь ты теперь замужн€€ дама?». – «я одна, одна! Ёто значит, что мы можем пойти ко мне. «десь никто нас не знает и не узнает!»

ћы вышли из кафе и заспешили, словно за нами кто-то гналс€. ƒождь прекратилс€, и мы почти на ходу вскочили в удирающий от нас трамвай. ≈хать было недалеко, всего несколько остановок, в коридоре пансиона было восхитительно пусто – ни жильцов, ни хоз€йки, ни уборщицы. „ерез секунду € щелкнула замком, и мы остались наедине. ¬ремени было мало и мы не стали тратить его на ненужные формальности – каждый из нас разделс€, швыр€€ сн€тые одежки куда попало, и мы впились друг в друга как когда-то в молодости.

Ќаше сли€ние было безумным и абсолютно полным. ћы оба понимали, что это наша последн€€ встреча. ¬се, что могло быть, должно было случитьс€ сейчас, потому что больше такой случай не повторитс€. ёнга погладил мою грудь нежной ладонью: «“ебе идет беременность, такой пышной груди у теб€ никогда раньше не было». – «“ак ты знаешь, что € беременна?» - «¬есь психологический мир об этом знает, госпожа Ўефтель». - «» тебе это не помешало?» - «Ќаоборот, помогло. я впервые перестал заботитьс€ о том, чтобы ты не забеременела от мен€. я надеюсь, теперь ты покончила со своей детской мечтой о «игфриде?»

“ут € заплакала: € знала, что это конец нашего «игфрида, – но заплакала не потому, что € хотела от него реального ребенка, а потому что мне неизбежно предсто€ло выбирать между ним и «игмундом ‘рейдом. » € знала заранее, что выберу ‘рейда, а не его, которого любила больше жизни.

—транно, но мои слезы вызвали у юнги новый взрыв желани€: отбросив уже подн€тую с пола рубашку, он опустилс€ на колени перед кроватью и начал целовать мои ноги от пальцев к щиколоткам, от щиколоток к колен€м, от колен дальше, и дальше, и выше, и выше. ќн шептал: « акие у теб€ маленькие нежные ножки, не то, что у швейцарских женщин, которые твердо сто€т на земле. ј ты, как мотылек, – можешь взлететь от мельчайшего дуновени€. “ы - мо€ душа, мо€ анима, € не знаю, как € буду жить без теб€!»

ј € не знаю, как мне удалось не умереть от блаженства. —ознание €, во вс€ком случае, почти потер€ла.  огда € пришла в себ€, все было кончено и ему пора было уходить – до поезда на ÷юрих оставалось меньше часа.

я не пошла провожать его к двери - ему некогда было ждать, пока € оденусь, а мне не хотелось показыватьс€ перед хоз€йкой в халате, однозначно изобличающем, чем мы тут занимались. ќн осторожно открыл дверь и вышел, а € сталась лежать в развороченной постели, все наново и наново пережива€ прощальную сцену нашей любви. „ерез час или два € все-таки подн€лась, умылась, оделась, привела в пор€док волосы и почувствовала, что умираю с голоду. я гл€нула в окно, €сно понима€, что уже не увижу там юнгу – по тротуару барабанил равномерный нескончаемый дождь.

ќтрывок из главы «¬ерси€ —талины» – 1942 год

Ќа следующее утро громкоговоритель приказал всем жител€м города –остова спр€татьс€ в подвалы и даже носа не высовывать наружу. “о, что мы раньше называли артобстрелом, было просто детской забавой. ј теперь наступило врем€ взрослой игры, и снар€ды рвались без передышки даже в нашем отдаленном от центра районе.

¬ полдень совсем р€дом так грохнуло, что дом закачалс€. –ената рванулась к двери: «—корей выбегайте! —ейчас нас завалит!»

ћы выбежали и остолбенели — дом, отгораживавший нас от шоссе, смело начисто, и через прореху было видно, как по шоссе вереницей ползут немецкие танки. √ромкоговоритель молчал.

«„то же теперь будет?» — спросила ≈ва.

Ќикто ей не ответил, и € вспомнила рассказы про то, как немцы убивают евреев. Ќаверно, не € одна вспомнила, а все остальные тоже. “анки проползли, за ними промчались несколько мотоциклов, и шоссе обезлюдело. Ќо артиллерийский обстрел все равно продолжалс€.

Ётого € пон€ть не могла: «≈сли немцы уже захватили –остов, зачем они продолжают стрел€ть?»

«ƒа это не немцы стрел€ют, это уже наши».

«Ќаши? “ак вот, пр€мо по жилым кварталам?»

«ј ты думаешь, им теб€ жалко?»

я не ответила, € вспомнила Ўурку, котора€ утверждала, что сейчас никому никого не жалко.

«ѕойдемте, девочки, в дом, запрем дверь и затаимс€ — а вдруг про нас забудут», — почти шепотом предложила —абина.

« ак же, забудут! — отозвалась –ената. — ¬едь твой друг управдом всех нас в первый же день переписал?»

«“ак он дл€ советских властей переписал, а не дл€ немцев».

«Ёто мы скоро увидим, дл€ кого он переписал».

”видели мы это очень скоро. ћимо окошка прошагали две пары ног в сапогах и одна в ботинках, и в дверь дробно и настойчиво забарабанила жестка€ рука. «атаились с такой силой, что даже дышать перестали. Ќо это не помогло — рука продолжала барабанить в дверь все так же настойчиво.

«Ћучше откройте, —абина Ќиколаевна, € же знаю, что вы все там, — раздалс€ голос управдома. Ќе заставл€йте примен€ть силу».

«я думаю, лучше открыть, раз он нас выдал», — и —абина отправилась боротьс€ со щеколдой.

«ѕерестаньте ломитьс€ в дверь, а то эта ржава€ щеколда никогда не откроетс€!» — крикнула она громко, еще раз рванула щеколду и распахнула дверь. —о света дн€ в подвал вошли трое, но не могли ничего рассмотреть в темноте.

«ѕочему они не зажигают свет?» — спросил по-немецки один в сапогах.

«ѕростите, господа, но вы забыли подключить нам электричество», — огрызнулась € тоже по-немецки.

“ому, в сапогах, надоела эта канитель, и он приказал: «¬сем выйти из подвала! “ам, на свету мы их зарегистрируем».

ћы с –енатой вышли первые, —абина за нами, а ≈ва спр€талась в темноте за диваном, наде€сь, что ее не замет€т. Ќо дл€ того обершарфюрер и вз€л с собой управдома, чтоб тот не дал никому спр€татьс€ и избежать регистрации.

ќн бодро протопал в подвал и вытащил оттуда дрожащую ≈ву: «¬от еще одна, думает, € ее не помню. ƒа € всех их знаю наперечет!»

√лавный записал в толстую тетрадь —абину и девочек и обернулс€ ко мне: «ј ты чего стоишь? ƒавай свои документы!»

я растер€нно сто€ла и не знала, как мне быть. Ќо —абина знала. ќна расстегнула красный кисет мамы ¬али, висевший у мен€ на шее, и вытащила оттуда мою метрику: «≈е регистрировать не надо! ќна русска€!» — и прот€нула метрику переводчику.

“от расправил ее и прочел по-немецки: «—тол€рова —талина, русска€, год рождени€ 1929».

««начит, она не ваша дочь? — удивилс€ обершарфюрер. — ѕочему же вы ее пр€чете у себ€?»

«ќна наша соседка. ¬ы наш дом разбомбили, и ее мать погибла. ¬от мы ее и вз€ли с собой».

≈ва продолжала дрожать, как в лихорадке. ќна бросилась к —абине и повисла у нее на шее: «ќни нас убьют, да? ¬сех нас убьют, дл€ того они нас записали! ћама, сделай что-нибудь! я не хочу умирать! я еще совсем не жила, в школе говорили, что € буду великой скрипачкой! я не сделала никому ничего плохого, почему € должна умереть?»

” нее начались судороги в руках, она сжимала горло —абины все сильней и сильней, пока –ената не вмазала ей звонкую оплеуху и не оттащила от матери. “огда ≈ва упала на асфальт и стала битьс€ головой о дверь и кричать: «Ќе хочу умирать! Ќе хочу, не хочу умирать!»

я сказала: ««наете, что? ѕусть ≈ва возьмет мою метрику и станет русска€ —талина —тол€рова, а € притворюсь ≈вой, и пусть мен€ убивают. ¬се равно € не хочу больше жить».

«“ы что, сбрендила? — спросила –ената. — ¬едь прокл€тый управдом ни за что не оставит ≈ву вместо теб€. “ы ее не спасешь, а себ€ погубишь!»

ј ≈ва все продолжала и продолжала дергатьс€ и выкрикивать бессв€зные слова, так что соседи стали высовыватьс€ из окон, чтобы получше рассмотреть, в чем дело.

«» чего это она так?» — спросил старик со второго этажа.

ј толста€ баба, котора€ лузгала семечки в окне под ним, охотно объ€снила: «“а то жидовочка верещит, помирать не хочет».

«ј хто ж хочет? — рассудил старик. — “олько никто в нас не спрашивает, хотим мы или не хотим».

Ѕаба смела €зыком серую полоску подсолнечной лузги с нижней губы и смачно сплюнула ее вниз, на асфальт: «Ћюди болтают, будто про жидов есть отдельный приказ, чтоб всех их убить и воздух от них очистить».

«¬оздух очистить всегда полезно», - мирно согласилс€ старик, а –ената вдруг вскипела: «ћама, сделай, что хочешь, но поскорей убери ее отсюда!»

—абина медленно, как в полусне, отлепилась от стены, но не упала, а подошла к заход€щейс€ в истерике ≈ве, села р€дом с ней пр€мо на асфальт и положила ее голову к себе на колени.

«“ы ведь знаешь, как это трудно со своими!» — пожаловалась она –енате.

—абина положила ладони ≈ве на глаза и начала гладить их медленными круговыми движени€ми.

«“ише, тише, все хорошо, хорошо, хорошо, — бормотала она почти шепотом, — ты очень устала, очень устала, тебе хочетс€ спать, спать, спать. “вои веки станов€тс€ все т€желей, они уже совсем т€желые, будто на них положили камни, ты не можешь двинуть ни рукой, ни ногой, ни рукой, ни ногой, ни рукой, ни ногой».

≈ва замолчала и постепенно перестала дергатьс€, руки ее безвольно соскользнули вниз и она затихла.

«»шь, ведьма, падучую заговаривает! — восхитилась толста€ баба. — » чего только эти жиды не умеют, они весь русский народ заговорили своей большевистской властью!»

«¬ы бы про большевистскую власть поосторожней выражались, а то ведь большевики вернутс€, они вам припомн€т!»

«ѕошли в дом! — скомандовала —абина, - –ената, бери ≈ву за плечи, а Ћина пусть возьмет ее за ноги — и марш в подвал!»

ћы спустились в подвал, уложили ≈ву на диван и заперли дверь на щеколду.

ѕотом зажгли коптилку, посмотрели друг на друга и ужаснулись: все мы были страшные — бледные, немытые, волосы дыбом, губы растрескались.

«“ак опускатьс€ нельз€, — объ€вила –ената, — даже перед смертью! —ейчас мы помоем головы и подкрасимс€!»

» мы стали мытьс€ и прихорашиватьс€, это все же было лучше, чем сидеть во тьме и ждать прихода убийц.

«ј что мы будем делать с ≈вой?» — «я постараюсь продлить ее сон как можно дольше, но слишком долго тоже нельз€, это опасно дл€ жизни», — вздохнула —абина.

Ќе прошло и нескольких минут, как в дверь постучали снова, но не забарабанили, как в прошлый раз, а нежненько так, кончиками пальцев.

«√аси коптилку!» — прошипела –ената и пошла отвор€ть.  оптилку мы погасили не напрасно — на пороге по€вилс€ переводчик обершарфюрера.

«√оспожа Ўефтель, — сказал он на вежливом немецком, — € пришел пригласить вас в контору местного управлени€».

««ачем?» — невежливо спросила —абина по-русски.

«¬ам придетс€ расписатьс€ в получении одного важного документа», — продолжал по-немецки переводчик, словно не заметив ее грубости.

«ј если € не пойду?»

«¬ы ведь не станете осложн€ть свое положение бессмысленным саботажем».

«Ќеужто мое положение может стать хуже, чем сейчас?» — отозвалась —абина, наконец, по-немецки.

«Ћюбое положение может стать хуже, — с ласковой угрозой ответил переводчик. — “ак что советую вам немедленно пойти в контору». - » удалилс€,

—абина с трудом подн€лась со своей раскладушки: «„то ж, пошли, –ената, если нужно».

«ј с ≈вой что делать будем?»

«≈ву оставим спать под охраной Ћиночки».

я вскочила, словно мен€ ужалила оса, и заверещала: «я с вами! я без вас тут ни за что не останусь!»

–ената сказала: «“еб€ даже не вызывали!», но —абина бросила на мен€ быстрый взгл€д и пон€ла, что начинаетс€ нова€ истерика: «Ћадно, иди с нами!»

ћы прикрыли дверь поплотней и отправились в контору управдома, не ожида€ ничего хорошего. ¬ конторе битком набилс€ народ, - все, похоже, евреи. ќни выгл€дели как уличные нищие — встрепанные, небрежно одетые, немытые, непричесанные. ќт многих плохо пахло. Ќаверно, поэтому все они уставились на –енату, котора€ только что помыла голову, подкрасилась и сделала прическу.

«”ж не на выпускной бал ли вы выр€дились, девушка? — не удержалась одна стара€ еврейка. — “ак приглашение дл€ вас уже готово. ¬идите, там, на столе у коменданта?»

Ќа столе лежала стопка желтых листков. «а столом сидел обершарфюрер, за его стулом сто€л управдом, всем своим видом показыва€, что готов выполнить любую его команду.

ќбершарфюрер сказал по-немецки: «—ейчас господин комендант сделает важное сообщение», - и умолк, предоставл€€ слово управдому.

«√раждане евреи, — начал тот неуверенно. ѕотом вынул из кармана очки, надел их и, вытащив из стопки листок, стал читать: — ¬ последние дни отмечено много случаев насили€ со стороны нееврейских жителей по отношению к еврейскому населению. Ќемецкие органы полиции не вид€т иного выхода из ситуации, как только сосредоточить евреев в обособленной части города. ѕоэтому все еврейские жители города –остова одиннадцатого августа тыс€ча дев€тьсот сорок второго будут отведены в свой собственный район, где они будут защищены от вражеских акций. „тобы провести это меропри€тие, все евреи должны €витьс€ одиннадцатого августа тыс€ча дев€тьсот сорок второго года до восьми часов утра на соответствующий сборный пункт. –екомендуетс€ вз€ть с собой ценные вещи, наличные деньги и необходимую ручную кладь.

ѕредседатель еврейского совета старейшин д-р Ћурье».

¬се молчали. “олько € осмелилась выскочить с вопросом: «ј куда нас поведут?»

Ќо управдом, нет, это раньше он был управдом, а теперь он стал комендант. “ак вот, этот новый комендант не дал мне провести его за нос: «ј ты, —талина —тол€рова, что тут делаешь? “ы же русска€, зачем же ты лезешь со своими дурацкими вопросами?»

“ут вс€ толпа обернулась и уставилась на мен€ — зачем эта русска€ —талина —тол€рова затесалась среди евреев и говорит лишнее?  ак будто не понимает, что не стоит раздражать немецкое начальство дурацкими вопросами? ѕод их взгл€дами € прикусила €зык и втиснулась между —абиной и –енатой, чтобы мен€ не стало видно.

ј комендант строго объ€вил:

«ѕусть каждый возьмет это воззвание еврейского совета и распишетс€ о его получении».

ѕритихшие люди начали осторожно подходить к столу, брать листки, расписыватьс€ в толстой тетради и поскорей выскакивать из этой страшной комнаты.  огда все прошли, остались только мы — —абина, –ената и €.

«¬ы что, ждете отдельного приглашени€, гражданки Ўефтель?» — р€вкнул комендант.

«ј если € не хочу брать это воззвание?» — спросила —абина по-немецки.

 омендант открыл было пасть, чтобы снова р€вкнуть, но обершарфюрер ответил ей спокойно и даже любезно: «Ќе хотите, можете не брать. √лавное — приходите воврем€ на сборный пункт».

ћы вышли на улицу, там никого уже не было.

«ј какое сегодн€ число?» — спросила —абина.

«ƒев€тое», — ответила –ената.

««начит, послезавтра».

» мы замолчали — страшно было даже подумать, что это воззвание значит.

 огда мы подошли к нашему подвалу, –ената тихо сказала: «ƒавайте не рассказывать про это ≈ве».

«ƒавайте, — согласилась —абина. — Ћина, ≈ве ни слова». Ќо она напрасно старалась — когда мы открыли дверь в подвал, там было пусто. ≈вы и след простыл.

ћы ждали ≈ву все оставшиес€ полтора дн€.

« уда же она могла пойти одна? — шептала —абина. — ¬едь она еще ребенок!»

«“ы за нее не беспокойс€, мама. ќна такую школу прошла по дороге из ћосквы, что ей смело можно выдать аттестат зрелости!»

¬есь следующий день € сидела и смотрела на дверь, представл€€, как она откроетс€ и два полица€ вброс€т в подвал ≈ву, всю в син€ках. Ќо дверь так и не открылась.

Ќазавтра мы встали рано, умылись, причесались, и решили на сборный пункт не идти — если им так нужно, пусть за нами приход€т. ћы, конечно, нервничали, понима€, что так просто это нам с рук не сойдет. » точно, часов в дев€ть по€вилс€ комендант с двум€ немецкими солдатами.

ќни без стука распахнули дверь ударом сапога, и комендант заорал: «ѕочему вы не €вились на сборный пункт? ¬ы что, приказа не слыхали?»

—абина ответила спокойно по-немецки: «Ёто был не приказ, а воззвание. Ќас защищать не нужно, нас соседи не обижают».

—олдат хмыкнул, а комендант побагровел от злости: «√овори по-русски, стара€ жидовка!»

—абина даже глазом не моргнула и обратилась к солдату: «ѕочему этот человек кричит? я по-русски не понимаю».

—олдат сказал: «я тоже. Ќо вам, мадам, придетс€ пойти с нами на сборный пункт. Ёто приказ».

ј второй солдат добавил: «¬ы же не хотите, чтобы мы потащили вас силой?»

—абина сказала –енате: «„то ж, раз приказ, придетс€ идти», - и двинулась к двери, –ената за ней.

 омендант заорал: «ј где треть€ жидовка? – » ринулс€ в подвал искать ≈ву: ќн выхватил у солдата ружье и стал тыкать штыком в разные предметы: «ј ну, выходи! ќт мен€ не спр€чешьс€ — все равно найду!»

Ќо не нашел и бросилс€ на —абину, схватил ее за воротник и тр€хнул: «ќтвечай, куда девчонку спр€тали!»

–ената оттолкнула его от матери: «”бери руки! Ќикто ее не пр€тал. ќна пошла к восьми часам на сборный пункт».

—олдат спросил: «ј маленька€ девочка почему не идет?»

—абина объ€снила: «ќна не мо€ дочь. ќна русска€. Ћина, покажи ему метрику!»

я дрожащими руками стала расстегивать кисет, но никак не могла справитьс€ со шнурком.

–ената сказала коменданту: «¬ы же знаете, что она не еврейка. ќбъ€сните это солдату».

 омендант закричал: «Ќичего € не буду ему объ€сн€ть. ѕусть идет вместе со всеми!»

ћне было все равно — идти или оставатьс€, даже лучше казалось пойти со всеми вместе, чем остатьс€ одной.

» € пошла вслед за –енатой, но тут, запыхавшись, подбежал переводчик. ќн еще издали закричал солдату: «ƒевочку отпустите! ќна не еврейка!»

—олдат махнул рукой: «ќставайс€!», но комендант все-таки стал подталкивать мен€ к выходу.

—абина с силой оттолкнула его, прит€нула мен€ к себе и поцеловала: «ѕрощай, Ћиночка, радость мо€! Ќе забывай мен€».

я добежала до сборного пункта, который был там же, откуда грузовик увозил нас строить оборонительные сооружени€. “ам собралась толпа, небольша€ и молчалива€, ее окружили вооруженные солдаты.  акие-то женщины тихо плакали, но никто не пыталс€ вырватьс€ и убежать. »з конторы вышел обершарфюрер и приказал: «¬перед!»

“олпа медленно двинулась по «оологической улице вдоль «оосада, прочь от города. ¬переди шли солдаты, колонну замыкали две бронированные машины, которые ползли вслед за толпой. Ёто выгл€дело так страшно, — не как в жизни, а как в кино про немецко-фашистских захватчиков.

я пошла за бронированными машинами, и со мной еще несколько пожилых женщин и три старика — наверно, это были мужь€ и жены евреев. ∆енщины плакали, а один старик с авоськой в руках все врем€ пыталс€ обогнать машины и кричал: «‘аничка, ты забыла свой завтрак!»

Ќемецко-фашистским захватчикам было смешно смотреть из машин на этого глупого старика, который ничего не понимал, и они играли с ним в кошки-мышки: сперва замедл€ли ход и давали ему протиснутьс€ между машин, а потом ускор€лись и выдавливали его назад, к нам.

ћы перешли мост через “емерник и двинулись дальше по «миевскому проезду.

«“ак € и знала — их ведут в «миевскую балку! — воскликнула одна из плачущих женщин. — ћне соседка рассказывала, что там пленных красноармейцев заставили вырыть большие €мы».

«а железнодорожными пут€ми, откуда-то сбоку в «миевский проезд втекала еще одна толпа, побольше нашей, обе толпы сливались вместе и уходили по Ћесной улице куда-то далеко за Ѕотанический сад. Ќесколько девушек шли, вз€вшись за руки, и что-то пели. —тарик подошел к немцу, немец замахнулс€ на него автоматом. —тарик ударил немца по лицу. Ќемец закричал, потом повалил старика и затоптал его.

” входа в Ћесную сто€ли немецкие солдаты с автоматами. ќни не пропустили нас дальше, и мы остановились на перекрестке. я все врем€ всматривалась во вторую толпу, отыскива€ глазами ≈ву, — ведь если они ее поймали, она тоже должна пройти по этой дороге.

Ќо, слава Ѕогу, € ее не увидела, а увидела —ветку  аплан — маленькую девочку из второго класса, котора€ уписалась тогда у доски, когда кто-то из мальчишек крикнул: «Ќемцы!»

—ейчас с нею тоже что-то случилось: она не могла идти и то и дело падала, а немецкий солдат подгон€л ее прикладом. ј толпа все продолжала и продолжала течь мимо нас, она унесла с собой и —абину, и —ветку, и ‘аничку, котора€ забыла вз€ть свой завтрак в авоське.

я пон€ла, что напрасно стою на этом страшном перекрестке — отсюда € больше никогда не увижу —абину. я огл€нулась на зеленый массив Ѕотанического сада и вспомнила, как мы с —абиной ходили туда на экскурсии. Ёто было очень давно, в совсем другой жизни, до начала войны, но € вдруг €сно представила себе, как мы вползали в сад через дыру в заборе, потому что у нас не было денег на билеты. Ёта дыра в заборе была совсем близко от того места, где € сейчас сто€ла.

¬ тот последний счастливый день перед началом войны —абина устроила нам пикник. ѕосле того как мы съели свои бутерброды, мы отправились искать вечнозеленую магнолию с белыми цветами, и нашли ее пр€мо возле той самой дыры в заборе, через которую мы вползали в Ѕотанический сад.

«а забором извивались три кривые улочки, за ними земл€ круто уходила вниз, в зеленый овраг, на противоположном краю которого видны были красные крыши маленькой деревеньки «миевка втора€, а овраг под ней называлс€ «миевска€ балка.

я бегом побежала по знакомым переулкам и без труда нашла нашу дыру в заборе. «апыхавшись, € быстро отыскала вечнозеленую магнолию, и удивилась, что здесь, в густой зелени парка, ничего не изменилось. “ам, за забором шла война, там бомбили дома и убивали людей, а магноли€, как ни в чем не бывало, т€нула к небу могучие ветви, усыпанные огромными белыми цветами. ¬от что изменилось: цветов тогда не было, тогда был июнь, а им полагалось расцвести в июле, зато сегодн€ было одиннадцатое августа, и они еще не успели ув€нуть и опасть.   стволу магнолии была по-прежнему приставлена маленька€ лесенка-стрем€нка, по которой можно было добратьс€ до первой развилки ее мощных ветвей.

я так и сделала — влезла по стрем€нке до развилки, села на расстеленный там соломенный коврик и посмотрела в сторону деревни «миевка втора€. Ќо не увидела ничего, кроме знакомых красных крыш. “огда € подт€нулась на руках и добралась до следующей развилки — она была уже довольно высоко, и смотреть вниз было страшно. Ќо € влезла сюда не дл€ того, чтобы смотреть вниз, а дл€ того, чтобы попытатьс€ разгл€деть, куда немцы погнали —абину.

–азгл€дывать, собственно, было нечего: разве что вдалеке справа ползла кака€-то сера€ зме€, и можно было догадатьс€, что там идет та сама€ толпа, за которой € бежала все утро. Ќо голова змеи очень быстро исчезала за поворотом железнодорожной линии, и оставалс€ только хвост, равномерно ползущий за головой. я сидела в ложбинке между ветв€ми магнолии, не в силах оторвать взгл€д от этой змеи, хоть не было никакой надежды увидеть там —абину.

ќгромные белые цветы пахли сладко и одур€юще. ќт их запаха у мен€ начала кружитьс€ голова. ¬ саду было очень тихо, только тоненько жужжали какие-то комары или мухи. » вдруг в тишину ворвалс€ дробный перестук кастаньет, сразу же заглушенный звуками громкого марша, вроде того, что играл у нас по вечерам немецкий громкоговоритель. » под звуки музыки у мен€ в голове зазвучал голос той женщины из  иева, которую —абина кормила гречневой кашей: «Ќа другом краю оврага сховалс€ пулеметчик и начинал стрел€ть. ¬ыстрелы специально заглушали музыкой. ѕосле того как ров заполн€лс€ трупами, их сверху засыпали землей».

ѕулемет застрочил снова и снова, и музыка не могла его заглушить. я прижалась спиной к стволу магнолии, чтобы не упасть, потому что перед глазами у мен€ замелькали большие черные мухи, — они летели пр€мо на мен€, но не жужжали, а стучали кастаньетами и громко пели немецкий марш.

я закрыла глаза и €сно увидела пустое зеленое поле перед оврагом. ” входа в овраг сто€л нежилой дом, в него вползала сера€ зме€, хвост которой тер€лс€ где-то вдали. «ме€ вползала в комнату, и уже вблизи можно было разгл€деть, что это толпа женщин — старых и молодых, с детьми и без детей. “от самый переводчик, что приходил к нам с обершарфюрером, приказывал женщинам раздетьс€, а когда они смущенно отказывались, обершарфюрер орал на них так громко, что они пугались и поспешно срывали с себ€ одежду. »х, голых, выпускали через другую дверь и вталкивали в большие грузовики. ѕолные грузовики один за другим отъезжали от дома в глубину оврага, откуда доносились частые пулеметные очереди.

я оттолкнулась от крыши дома и оказалась в овраге, пр€мо над головами группы голых женщин, сто€вших на краю большой €мы. я не успела разгл€деть лица этих женщин, потому что застрочил пулемет, и они стали падать в €му. Ќекоторые голые женщины хватали детей и пытались убежать. Ќесколько автомобилей кружились по полю, из них стрел€ли по разбегавшимс€. Ќемецкие солдаты выскакивали из автомобилей, догон€ли детей и тащили их к €ме.

“олько тут € заметила, что €ма уже почти полна трупами, так что тела новых женщин и детей заполнили ее до краев. Ќемецкий голос громко приказал: ««асыпать!» — и три молодых парн€ в советских гимнастерках стали быстро сгребать на тела лопаты земли из высокой кучи на краю €мы. ћне показалось, что земл€ над трупами шевелитс€ и из-под нее раздаютс€ крики и стоны.

я почувствовала, что тоже падаю в €му, и на лицо мне кто-то бросает лопаты земли, как бросали их на кладбище в јхтырке на гроб папы Ћеши. 

ќтзывы покупателей

  насто€щему времени нет отзывов, ¬ы можете стать первым.
ѕоделись своими мысл€ми с другими посетител€ми: Ќаписать отзыв

ƒобавить свой отзыв через Facebook

ѕодпишитесь на рассылку с новост€ми и скидками сейчас:  

 

zdorovie1

ћы вас слушаем!

ћы вас слушаем!


ѕожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
¬аши предложени€ по улучшению магазина