¬иктори€

¬иктори€

$US6.60
$US13.20

Ћес€ Ѕоброва - читать все обзоры этого автора

ƒата добавлени€: Friday 28 June, 2013

5 из 5 звезд!

"ЕЁтот дом, построенный дес€тки лет назад, был наводнен многочисленными тайными жильцами: муравь€ми, блохами, черв€ми, тараканами, скорпионами, жуками, мышами и зме€ми. ќбитатели-люди из-за жестоких сезонных болезней, нужды и то и дело случавшихс€ эпидемий покорно мирились с фактом, что они недолговечныЕ ƒолгие мес€цы могли пройти, прежде чем здесь решались помен€ть разбитое стекло в окне. ј то и просто замен€т его фанерой или картоном. ¬ыгребные €мы чистились лишь тогда, когда наполн€лись до краев. –асколотые плитки продолжали рушитьс€ на полу. Ѕлагоразумные обитатели дома не рвались стучать молотками и махать кирками. √раница, отдел€юща€ естественное от сверхъестественного, была тонкой и хрупкой, и мало кто осмеливалс€ ее пересекать. ¬се обитатели дома, от мала до велика, верили, что под полом кишм€ кишат черти и духи и они несут зло. ј потому лучше не замечать треснувшую половицу, не трогать логово мстительных адских сил".

ƒом? ¬ романе Ђ¬иктори€ї —ами ћихаэль называет эту семейную твердыню, что вечно рушитс€ и вновь возрождаетс€ к жизни, Ч ƒвор. »менно так, с большой буквы, как сказал бы человек из старого “билиси или старой ќдессы. Ќо мир, который рисует ћихаэль, куда дальше от русского читател€, чем “ифлис начала прошлого века: это Ѕагдад на рубеже веков, а после Ч дес€тых, двадцатых, тридцатых годов ’’ века.

Ѕагдадские дома-дворы смыкаютс€ крышами, по ним можно пробежать над всем переулком еврейского квартала, а по ночам с крыш, где все сп€т вповалку, спаса€сь от жары, донос€тс€ любовные вздохи и грубые шутки. «десь, в окружении бесчисленной родни с запутанными семейными св€з€ми, растет героин€ ћихаэл€ Ч девочка, девушка, молода€ женщина, жена, мать, а вообще-то израильска€ старуха ¬иктори€ (роман написан двум€ долгими флэшбэками). «десь ¬иктории предстоит узнать богатство и нищету, страсть и ненависть, похоронить и вновь родить детей, однажды и навсегда полюбить своего мужа, великого развратника –афаэл€.

Ђ¬иктори€ї Ч роман о любви, но не только: в нем можно увидеть и семейную сагу, и ностальгическое повествование о евре€х Ѕагдада, и размышление о горестной женской доле в традиционном обществе, и весьма поэтичное бытописательство с этнографическим уклоном, знакомое нам по многим романам от √. √. ћаркеса до ‘. »скандера. ј также, что немаловажно дл€ Ђ¬икторииї, историю очень и очень чувственную.

» нет, пожалуй, лучшей проверки дл€ писательского мастерства, чем сексуальные сцены, тем более выдерживающие перевод на русский €зык. » писатель, и переводчик выход€т из этого испытани€ с честью, хот€ и к роману, и к переводу есть свои претензии: несколько скомкан финал, роман то ли зат€нут, то ли слишком короток, в переводе же попадаютс€ канцел€ризмы и неуместный сленг XXI века.
¬ целом, однако, это несомненна€ переводческа€ удача, проза ћихаэл€ со всей ее разноплановой стилистикой выгл€дит вполне органично, а к читателю приходит отличный, многогранный, жесткий и точный, но в то же врем€ полный сострадани€ писатель, чей бесконечно далекий мир завораживает с первых страниц.

ћир свой ћихаэль, родившийс€ в Ѕагдаде в 1926 году, ничуть не идеализирует. Ёто мир чрезвычайно плотский, погруженный в быт и повседневность Ч книги –афаэл€ и записки его д€ди, молитвы и праздники, раввины и целители-каббалисты лишь мелькают где-то на периферии. «десь преклон€ютс€ перед богатством, избивают жен, испражн€ютс€ и умирают у всех на виду, вер€т в бесов и призраков, порчу и сглаз, а обедневших женщин и детей-инвалидов отсел€ют в сырые подвалы и каморки.

¬озможно, у обитателей суровой пустыни этот закон укоренилс€ издавна: жестокость к отличному, к пораженному увечьем, к животным, не выполн€ющим своих об€занностей, как положено.  он€, который в поездке поскользнулс€ и захромал, возница стегал кнутом до крови. ƒети издевались над кошками и преследовали беспомощных стариков. ѕодростки выходили погон€тьс€ за душевнобольными; а те, воп€ от боли, спасались от своих преследователей или же сто€ли и хохотали дурацким смехом под градом мусора и камней, которыми их забрасывали. „еловека, оступившегос€ в дождь и шлепнувшегос€ лицом в лужу, ждали скорее насмешливые лица, чем руки, прот€нутые дл€ помощи.

¬ этом мире выдают замуж несовершеннолетних девочек, женщины бесправны и неграмотны, а инцест, хоть и не приветствуетс€, в пор€дке вещей (один из героев живет и приживает детей со своей красавицей-дочерью, маленькую дочь ¬иктории насилует д€д€, причем первым несчастна€ мать подозревает своего возлюбленного мужа). » любовь, со всеми драмами, изменами и целыми выводками внебрачных детей, подчинена укладу: ¬иктори€ готова без конца терпеть измены –афаэл€, но никак не Ђзлыдню-разлучницуї, котора€ вознамерилась увести его из дома. ѕотер€ть кормильца семьи Ч значило потер€ть все, в глубокой старости объ€сн€ет ¬иктори€ старшему сыну: Ђ¬едь в те времена муж Ч это первым делом кусок хлеба, и крыша над головой, и одежда на тело, и уважение, которое тебе выказывают люди. “олько после всего этого он еще и нечто другоеї.

—ами ћихаэль, многолетний президент израильской јссоциации гражданских свобод, в Ђ¬икторииї предпочитает скорее объ€сн€ть, нежели осуждать. »сподволь он даже любуетс€ красавцем –афаэлем и величественным отцом героини, гигантом јзури, этими мужчинами-хоз€евами, перед которыми женщины трепещут до дрожи желани€ и восхищени€. ƒа и Ѕагдад романа, при всей его непригл€дности, словно подернут ностальгической дымкой, а с приходом англичан в 1918 году и вовсе обретает черты утраченного ра€:

¬еликое потр€сение, св€занное с приходом англичан, будто пробудило еврейскую общину от долгой сп€чки. ƒвадцатый век вторгс€ си€нием электрических ламп и рокотом мчащихс€ автомобилей. ≈вреи вырвались из своего захолустного квартала и растеклись к югу, в районы по берегам “игра. “ам они выкорчевали пальмы и вместо них поставили красивые дома, окруженные цветниками. Ёкзотический костюм –афаэл€ стал привычной одеждой дл€ многих. ћужчины обнаружили силу печатного слова и, вернувшись на землю, штурмовали его с настойчивостью горнопроходцев. Ѕизнес процветал, и благоденствие изменило жизнь.

» дальше Ц фигура умолчани€: Ђлипка€ сл€коть лагер€ дл€ переселенцевї в »зраиле, мотыга в старых руках –афаэл€, уродливые дома кварталов бедноты. ¬се это в романе едва намечено, и совсем нет в нем ни дискриминации евреев »рака в тридцатые годы, ни погромов и преследований сороковых, ни насильственного изгнани€ в начале п€тидес€тых. Ѕольша€ истори€ остаетс€ за кадром.

¬прочем, эти событи€ —алах ћенаше (его автопортрет угадываетс€ в старшем сыне ¬иктории, јльбере) описал в других романах.   примеру, в Ђѕригоршне туманаї Ц свою юность в коммунистическом подполье »рака. ¬ 1948 году, заочно приговоренный к смерти, —алах бежал в »ран и в 1949 году очутилс€ в »зраиле, где два года спуст€ к нему присоединилась семь€. «десь он стал —ами ћихаэлем.


Ѕудущий писатель поселилс€ в ¬ади Ќиснас, арабском квартале ’айфы, работал журналистом и редактором в арабских коммунистических газетах Ђјль-»ттихадї и Ђјль-ƒжадидї. Ќесколько лет спуст€, разочаровавшись в советской политике, оставил и партию, и газеты. Ђя вышел из партии, но сохранил социалистические идеалыї, Ч позднее говорил ћихаэль.

¬ п€тидес€тые Ђћосадї пыталс€ его завербовать. —ами это немало удивл€ло: Ђћен€ подвергали остракизму как коммуниста, и в то же врем€ все они делали мне самые соблазнительные предложени€. ƒаже давили на мен€. ¬се подр€д, разведка, военна€ разведка, служба безопасности Ўин-Ѕетї.

ќн подумал и отказалс€. «авербовали з€т€ Ч мужа сестры ћихаэл€ Ќадии, Ёли  оэна, который стал знаменитым израильским шпионом и был казнен в 1965 году в ƒамаске.

„етверть века ћихаэль проработал инспектором-гидрологом на севере »зраил€, изучал психологию и арабскую литературу в ’айфском университете, а в 45 лет, име€ родным €зыком арабский, решил совершить невозможное и начать писать на иврите.

Ђ¬ некотором смысле, € изобрел свой иврит, Ч признаетс€ ћихаэль. Ч ¬ нем очень чувствуетс€ вли€ние арабского: синтаксис у мен€ почти арабскийї.  стати, он не без удовольстви€ вспоминает, что в предисловии к египетскому изданию Ђ¬икториюї назвали Ђарабским романом, написанным на ивритеї.

ѕервому же роману ћихаэл€ Ђ¬се равны Ч но некоторые равнееї сопутствовал шумный успех: название романа, рассказывавшего о лагер€х переселенцев, стало символом борьбы Ђвторого »зраил€ї Ч евреев из арабских стран Ч за равноправие в еврейском государстве. — тех пор он написал еще дес€ть романов и три пьесы, в центре которых нередко оказывались Ђнеудобныеї дл€ израильской литературы фигуры беженцев, арабов и иммигрантов, становилс€ темой научных конференций, получил все мыслимые литературные призы и был номинирован на Ќобелевскую премию.

¬еликолепными женскими образами своих книг, говорит ћихаэль, он об€зан Ђдетству, буквально пропитанному женской мудростью. ћен€ поражало богатство их воображени€. ƒо сих пор удивл€юсь, вспомина€, как беззуба€ дев€ностолетн€€ женщина внезапно становилась прекрасной, изобража€ принцессу, котора€ ждет своего принцаї. „ем не старуха ¬иктори€, котора€ не на шутку ревнует 92-летнего мужа к хорошенькой медсестре?

ресурс Booknik.ru


  • Ќазад
  •  

ѕодпишитесь на рассылку с новост€ми и скидками сейчас:  

 

 огелет

 
ћы вас слушаем!

ћы вас слушаем!


ѕожалуйста, не забывайте написать ваш емайл, если вы хотите получить от нас ответ.
¬аши предложени€ по улучшению магазина